Геннадий Полока
 
Геннадий Полока
Вести

"Российская газета" обсудила с режиссером Геннадием Полокой, снявшим фильмы "Республика ШКИД", "Интервенции", "Возвращение "Броненосца", проблемы современного кинематографа и причины отсутствия наших фильмов на мировых экранах.

О погасшем интересе к нашему кино после перестройки

Интерес к нашему кино в мире разгорелся в начале перестройки и так же быстро угас после того, как перестройка закончилась.

"Когда мою картину "Интервенция" сняли с полки, меня стали активно приглашать на фестивали - возникло любопытство к нашему запрещенному кино, - говорит Полока, - К тому времени у нас четко прослеживались три тенденции. С одной стороны, коммерческое кино, пример - фильм-катастрофа Александра Митты "Экипаж", который в мире считался советским соперником дорогих американских блокбастеров. Другая крайность - образцы артхауса: картины Киры Муратовой или Алексея Германа. С уважением смотрели в мире и фильмы, которые нельзя было отнести ни к той, ни к другой крайности".

По словам режиссера, его часто спрашивали о фильмах Глеба Панфилова "Начало" и "Прошу слова", о "Монологе" Ильи Авербаха, о фильмах Василия Шукшина. Именно это кино, в основе которого лежали серьезные литературные источники, вызывало наибольшее уважение и определяло высокий духовный уровень нашего кино, который признавался во всем мире.

Кроме того, отметил Полока, на Западе существовал интерес к формальным поискам нашего кино, которые отличались от мировых: "Бумбарашу" Николая Рашеева, "Любви с первого взгляда" Резо Эсадзе, фильмам Параджанова, моей "Интервенции" - это направление они называли "советским антикино". Однако перестройка закончилась, такого рода фильмы перестали сниматься. Пошел вал того, что назвали "чернухой".

О мировом прокате наших фильмов

Как отмечает Геннадий Полока, нельзя говорить, что мировой прокат игнорировал наши фильмы. В США, например, существовал прокат университетский. "Приходила студенческо-профессорская аудитория главным образом филологического направления. Наши картины там шли очень успешно - к примеру, "Москва слезам не верит" Владимира Меньшова. Кроме фильмов из СССР, там широко показывали ленты из восточного блока. Но блок рухнул, исчез и университетский прокат", - рассказал Полока.

Как отметил режиссер, во Франции развита сеть культурных центров, где показывают национальные фильмы, что во многом спасло французскую киноиндустрию. И там тоже пользовалось спросом демократическое, психологическое, традиционное советское кино - картины Вадима Абдрашитова, например. Да и сейчас в западном прокате есть зоны, которые дают возможность проникнуть на зарубежные экраны не только коммерческим лентам типа "Ночной дозор", но и фильмам серьезным, продолжающим здоровые традиции нашего кинематографа.

О сегодняшнем отечественном кино

Как сказал режиссер, наше кино сегодня смотрится "очень странно. По-прежнему есть артхаусные картины, вместе с тем растет поток дорогого коммерческого кино. А классическое направление, которое определяло лицо советского кино, не имеет ни проката, ни поддержки в прессе. И это формирует другой тип публики: с одной стороны, случайные люди, которые реагируют только на напористую рекламу, с другой - узкий круг синеманов, признающих только "артхаус".

"Широкое зрительское поле, которое и создает спрос на определенный тип национального киноискусства, осталось без своего кино и на голодном пайке быстро увядает. И отдельные картины этого направления погоды уже не делают. В этом, я уверен, большая беда. Артхаусные моды приходят и уходят, блокбастеры прогремят и забудутся, а не стареет именно такое кино. Картины типа "Гражданина Кейна" Орсона Уэллса или "Набережной туманов" Марселя Карне и сегодня нравятся зрителю. Это фильмы с великим потенциалом. Помню, как в Монреале 90-х смотрели "Под крышами Парижа" Рене Клера - из кинотеатра вышла толпа потрясенных людей", - говорит Полока.

О выдвинутом на "Оскар" "Итальянце"

"Итальянца" я смотрел дважды - как член оскаровской комиссии и в обычном зале со зрителями. Зал был полон. Люди выходили не только потрясенные, но и просветленные. У них возникло ощущение, что появилось кино, которое они могли воспринимать как свое", - сказал режиссер.

"Достоинство этой картины не только в том, что она сделана на животрепещущую тему усыновления детдомовских детей. Режиссер обладает способностью так возбудить актерскую природу, чтобы на экране происходила полноценная, глубокая внутренняя жизнь. И он знает психологию зрителя. Это качество присуще лучшим нашим режиссерам. Я пересмотрел фильм Райзмана "Коммунист" и обратил внимание, как построена драматургия любви в таких подробностях поведения человека, которые в театре не покажешь, - только в кино. Неуловимых, ускользающих. "Итальянец" продолжает эту линию. Мне приятно, что фильм востребован, и я надеюсь, что попечение над ним возьмет на себя хорошая прокатная фирма. Потому что в огромном потоке фильмов, который сегодня бушует в мире, без настойчивой рекламы прокат состояться не может", - считает Геннадий Полока.

О чернухе и ее влиянии на кино

Как отметил Геннадий Полока, Кризис нашего кино отразился и на кинообразовании. Режиссер должен обладать литературным даром, актерским, музыкальным, навыками художника, должен быть компетентен в каждой из областей искусства. Это и определяло высокий профессионализм. Сейчас же, по словам режиссера, ничего не стоит найти мало что знающего середнячка, который может быстро снять, а мастеров, владеющих профессией, все меньше.

"Чернуха оказала катастрофическое влияние на нашу киношколу, потому что для такого кино профессиональная несостоятельность не имела значения", - считает Полока.

"Раньше я неплохо снимал драки. А сегодня мне не хочется этого делать. Потому что поток жестокости сгущается сверх всякой меры - уже невозможно ни смотреть, ни делать такое. А мы кричим, что зритель любит жестокость. Ерунда! Директор кинотеатра "Художественный" свидетельствует: кассу делают мелодрамы. А мы много лет навязываем "чернушное" кино, воспитывая вкус к жестокости. И жестокость становится главным элементом коммерческого кино. Потому что, воспитав определенный вкус, легче планировать тип новой продукции", - отметил режиссер.

О творческих планах

В настоящее время Геннадий Полока работает над новым проектом "Око за око" по мотивам повести Лавренева "Седьмой спутник" и его воспоминаниям. По словам режиссера, он мечтал об этой постановке еще в начале творческой карьеры. И, несмотря на естественные опасения студии снимать фильм о "красном терроре" в те годы, сумел убедить тогдашнего руководителя нашего кино Владимира Баскакова включить картину в план. Однако 1-е творческое объединение "Ленфильма", воспользовавшись благословением Госкино, которого он добился, поручили эту постановку Алексею Герману и Григорию Аронову. Картина у них получилась неудачная. Полока решил все-таки снять свою версию книги.