При режиме Владимира Путина в России вернулись к прежней советской практике организации "пыточных" колоний, пишет американская газета The Wall Street Journal
 
При режиме Владимира Путина в России вернулись к прежней советской практике организации "пыточных" колоний, пишет американская газета The Wall Street Journal
НТВ

При режиме Владимира Путина в России вернулись к прежней советской практике организации "пыточных" колоний, пишет американская газета The Wall Street Journal. Репрессии, начавшиеся на "зоне", возвращают страну к тоталитаризму, предупреждают правозащитники.

Институт "пыточных колоний" исчез еще в 90-е годы, которые теперь в России стало модно критиковать. Сейчас же из примерно 700 известных "зон", где содержится основная масса осужденных в России, пыточными колониями можно считать примерно 50, указывает сооснователь Фонда защиты прав заключенных Лев Пономарев (полный текст на сайте InoPressa).

Этот масштаб, как и процент заключенных не сравнимы с советским ГУЛАГом, однако в отношении используемой администрацией колоний жестокости современная Россия быстро догоняет сталинский СССР, пишет издание.

Жестокость к заключенным зачастую применяется еще до вынесения приговора. Так, привозимых в суд подсудимых вначале битком набивают в маленькое помещение, где они едва могут стоять. "Туалета там нет; так что если кто-то хочет облегчиться, нужно делать это прямо там", - свидетельствует Пономарев.

Затем арестованных сажают в грузовики, в которых зимой нестерпимо холодно, а летом жарко. При этом автозаки не имеют ни вентиляции, ни отопления. В этих металлических контейнерах люди вынуждены находиться часами, когда здоровые сидят подле тех, кто уже болен туберкулезом. Это только способствует распространению заболевания.

Современный ГУЛАГ

Колонии, в которые арестанты попадают после осуждения, делятся на несколько категорий: от сравнительно мягких колоний "общего режима" до "колоний строгого режима", "колоний особого режима" и (самых устрашающих) "лечебных".

Всех новоприбывших ждет мучительная экзекуция, напоминающая прогон сквозь строй в царской России. Теперь это называется "пропустить заключенных через коридор".

По словам Пономарева, прямо от фургона, в котором привозят новый этап, выстраиваются сотрудники колонии, вооруженные спецсредствами в виде резиновых дубинок. Тут же стоят и инструкторы-кинологи со сторожевыми собаками.

Пока заключенный бежит по коридору, каждый сотрудник бьет пробегающего мимо дубинкой. При этом люди, отягощенные своими пожитками, не могут быстро бежать. А в точках, где стоят сотрудники с собаками, заключенному приходится замедлить бег, так как собака рвется с поводка.

Причем такой прогон сквозь строй считается всего лишь гостеприимной встречей новичков. Малейшее недовольство такими порядками может привести к жесточайшему прессингу со стороны администрации. Так, в ИК-1 заключенный Зураб Бароян, сломавший ногу, совершил оплошность: он дал показания об условиях содержания в колонии штатному представителю уполномоченного РФ по правам человека (омбудсмена). После этого начальник колонии, как рассказывал сам Бароян, "пригрозил сгноить его в застенке".

"В больнице меня не долечили. Нога нарывает, из-под бинтов льется гной, - сетует Бароян. - Нарывы перекинулись на вторую ногу".

Неудивительно, что в таких колониях попытки самоубийства случаются сплошь и рядом, сообщает газета. Так, заключенный Мишчикин попытался покончить с собой, проглотив "проволоку и гвозди, связанные в виде креста". В наказание ему 12 дней отказывали в медицинской помощи.

Заключенного Фаргиева 52 дня держали в наручниках после того, как он нанес себе колотое ранение. Моторно-двигательные функции кистей рук у него так полностью и не восстановились.

Даже самые мелкие нарушения режима заключенными могут повлечь за собой суровые репрессии. Однажды сотрудники заметили, что в камере так называемого "штрафного изолятора", где содержались семеро заключенных, пахнет табачным дымом. Тогда была вызвана пожарная машина, из брандспойта которой вся камера, в том числе заключенные и их личные вещи, была залита холодной водой. После этого людей неделю продержали в мокрой одежде при температуре 10 градусов по Цельсию.

Репрессии провоцируют бунты

Одним из примеров возрождения худших порядков советской поры стали недавние события в одной из исправительных колоний (ИК) Амурской области. Протесты в ИК-5, расположенной в деревне Тахтамыгда Сковородинского района, начались после того, как туда ввели подразделение ОМОНа, которое приступило к массовым избиениям заключенных.

"Люди в масках и камуфляжной форме избивали дубинками заключенных, которых вывели наружу раздетыми в сильный мороз", говорится в сообщении, поступившем в московский Фонд защиты прав заключенных. В знак протеста против творимого начальством колонии произвола 39 заключенных немедленно вскрыли себе вены.

Однако на следующий день, 17 января 2008 года, "спецоперация" повторилась "в еще более унизительной и массовой форме". Тогда уже 700 заключенных предприняли попытку массового суицида.

Характерно, что эти события происходят не в СССР, о котором писал Александр Солженицын, а в современной России президента Владимира Путина, отмечает издание. При этом исправительная колония номер 5, расположенная близ границы с Маньчжурией, даже не входит в список худших подобных учреждений страны.

Садисты на местах и интерес Кремля

В юридическом плане пыточных колоний вообще не существует, и Пономарев сомневается, что Путин когда-либо рассылал четкие директивы о методах обращения с заключенными. По большей части стандарты наказаний устанавливаются по капризу самих начальников колоний. Но этого бывает достаточно, тем более для тех мест, где еще живы традиции ГУЛАГа.

Впрочем, это все равно не снимает вину за происходящее с Кремля, пишет издание. "Когда к власти пришел Путин, был задан новый тон, - говорит Пономарев. - Садисты, которые раньше вели себя прилично, просто перестали так себя вести".

Теперь сообщения о пытках систематически игнорируются или подавляются, а региональные власти отказываются принимать меры по фактам злоупотреблений. Начальники колоний "общего режима" всегда могут пригрозить заключенным, нарушающим правила, переводом в пыточную колонию. Кремль тоже извлекает выгоду из появления дополнительных инструментов давления.

"Истинное имя для этого - ГУЛАГ, даже если масштаб поменьше, - предостерегает Пономарев. - Это возвращение тоталитаризма в государство. Если мы это не искореним, он распространится по всей стране".

Одним из наиболее откровенных свидетельств репрессий, происходящих в сегодняшних российских колониях, является ролик, отснятый одним из надзирателей тюрьмы и переданный в организацию Пономарева. Видео было выложено на портале Youtube.com. Смотреть эту современную версию "Одного дня Ивана Денисовича" нелегко, но это бесценная возможность увидеть Россию времен Владимира Путина, заключает издание.