39-летний Павел Еременко, оправданный на днях судом присяжных в Магаданской области, попал в ловушку и не может покинуть пределы России, чтобы вернуться к семье в Израиль. По его словам, прокуратура РФ по-прежнему добивается его осуждения
 
39-летний Павел Еременко, оправданный на днях судом присяжных в Магаданской области, попал в ловушку и не может покинуть пределы России, чтобы вернуться к семье в Израиль. По его словам, прокуратура РФ по-прежнему добивается его осуждения
Moscow-Live.ru

39-летний Павел Еременко, оправданный на днях судом присяжных в Магаданской области, попал в ловушку и не может покинуть пределы России, чтобы вернуться к семье в Израиль. По его словам, прокуратура РФ по-прежнему добивается его осуждения. Мужчина, обвиняемый в изнасиловании своей дочери, также изложил собственную версию произошедшего. По его словам, он стал жертвой доносчицы-тещи, которая пытается отобрать у зятя внучку с помощью лжесвидетельства.

В настоящий момент прокуратура России подает апелляцию на оправдательный приговор суда. До ее рассмотрения Верховным судом РФ Павел Еременко не может покинуть пределы Магаданской области, сообщает NEWSru Israel.

Таким образом, фактически судебный процесс над невиновным человеком продолжается. И, как считает Павел Еременко, при повторном рассмотрении дела его, скорее всего, осудят как педофила.

"Прокуратуре просто необходимо меня посадить, - утверждает подозреваемый в одном из своих писем. - Так как получается неловкая ситуация: они добились моей экстрадиции, Израиль меня выдал, а я невиновен". Сотрудники надзорного ведомства не скрывают этого желания в разговорах с Павлом.

Прокуратура поверила алкоголичке, и та получила внучку на воспитание

Уголовное дело в отношении Павла Еременко было возбуждено в январе 2005 года. Заявление в прокуратуру подала его теща Татьяна Мирошникова. Как следует из материалов дела, в 1999 - 2004 годах Павел Еременко "неоднократно совершал действия сексуального характера в отношении падчерицы 1993 года рождения".

Фактически показания пожилой родственницы стали единственной уликой в деле, где отсутствуют соответствующие заключения гинекологов. Жена Павла Ирина тоже полностью на стороне мужа, а не матери. Наконец, и психологическое состояние "потерпевшей девочки" подтверждает невиновность ее отца.

Из собранных материалов ясно одно: семью Еременко-Мирошниковых раздирает многолетний конфликт. Бабушка потерпевшей Татьяна Мирошникова с первого дня знакомства невзлюбила зятя, выступала против замужества дочери, а впоследствии угрожала отобрать внучку. Она обращалась в органы опеки с требованием передать ей девочку на воспитание. Добившись своего, Татьяна тоже через некоторое время лишилась права на опеку, так как социальные службы выяснили, что она состоит на учете в наркологическом диспансере.

Чтобы спастись от гнева Татьяны Мирошниковой, супруги Еременко перебрались в Израиль. Однако первая попытка устроиться в другой стране с двумя детьми и без знания языка была неудачной, и через два года они вернулись в Россию. За время их отсутствия бабушка не успокоилась и снова стала добиваться наказания для зятя. А Павел, не найдя работу после возвращения в Россию, начал пить и срывать злость на Ирине.

Тем временем Татьяна Мирошникова написала в органы опеки заявление, в котором утверждала, что Ирина не справляется с родительскими обязанностями. Она обвинила дочь, что та увозила девочку в Израиль, где не смогла обеспечить ей достойный уровень жизни и образования. В заключение она просила власти вмешаться и "прекратить издевательства родителей над ребенком".

"Если матери нужен муж, пусть живут отдельно от девочки", - писала Татьяна в одном из своих доносов.

Стремясь любой ценой выиграть "битву за внучку", Татьяна и подала жалобу в прокуратуру о том, что ее зять якобы совратил дочь. Добившись желаемого, коварная бабушка стала инициатором процесса лишения Павла и Ирины родительских прав.

В итоге Павел и Ирина, опасаясь лишиться еще и маленького сына, вновь уехали в Израиль. В беседе с журналистом NEWSru Israel Ирина сказала, что за все семь лет судебной тяжбы она ни разу не усомнилась в невиновности Павла. Женщина уверена в том, что ее мать оклеветала зятя.

По словам Ирины, в деле фигурируют такие эпизоды, которые должны были заставить российскую Фемиду и прокуратуру смотреть на показания Татьяны критически. Однако этого почему-то не произошло.

Например, со слов женщины, однажды ее мать Татьяна Мирошникова явилась к внучке в школу в нетрезвом состоянии и при всем классе заявила, что у девочки неродной отец. Также бабушка не отпускала девочку домой и не позволяла ей видеться с родителями.

По словам Ирины, она "с самого начала знала, что обвинения в педофилии - это вранье".

"Мы с Павлом обращались в прокуратуру с просьбой, чтобы нашу девочку осмотрели специалисты, в том числе гинеколог, - рассказала мать "пострадавшей". - Однако бабушка и ее сожитель возражали против этого, и поэтому осмотра не было. Кроме того, в материалах дела это также отражено: моя дочь не знает никаких анатомических особенностей строения Павла".

При этом Ирина опровергла и возможные предположения, что она по каким-то причинам (например, из страха) выгораживает мужа. Когда Павел начал пить и распускать руки, Ирина даже развелась с ним.

"Павел после развода уехал к своей маме. Но через неделю, поняв, что теряет семью, он "закодировался", - рассказала его супруга. - Он очень домашний человек, семейный. Он понял, что ему особенно дорого, и сделал выбор".

Только убедившись, что Павел больше не пьет, Ирина вернулась к нему. "У каждого в жизни бывают ошибки", - примирительно говорит она.

Однако даже в Израиле счастливым супругам, восстановившим семью, не удалось уберечься от гнева российской родственницы.

В мае 2005 года Павел Еременко был объявлен в федеральный розыск, а в июне 2008 года его стал искать Интерпол по запросу России. В июле того же года Генпрокуратура РФ направила в Израиль запрос о выдаче подозреваемого. Два года Павел провел в израильской тюрьме, а в январе 2012 года он был экстрадирован в Россию.

"Казнить нельзя помиловать"

13 декабря с минимальным перевесом голосов суд присяжных в Магадане оправдал Павла Еременко. Семеро членов коллегии против пяти сочли состав преступления недоказанным.

Комментируя решение суда, помощник прокурора Магаданской области Светлана Ушакова сказала, что с Еременко снята подписка о невыезде. При этом она выразила опасение, что он может в ближайшее время покинуть Россию. "И второй раз депортировать его вряд ли получится", - добавила сотрудница прокуратуры. На деле же оказалось, что желание прокуратуры не выпускать подозреваемого из страны оказалось сильнее судейского решения.

После экстрадиции Павла Еременко в Россию Ирина осталась в Израиле одна с 12-летним сыном на руках. Она не могла присутствовать на судебном процессе в Магадане, так как из-за банковских долгов не может выехать за границу.

По словам Ирины, за последние годы она потеряла мать и дочь, а ее муж находится под следствием. Она хочет только одного - чтобы этот кошмар поскорее закончился.

Адвокат Михаил Рони, представлявший интересы Павла Еременко в Израиле, считает его экстрадицию "полным абсурдом". "Израильский суд отказался рассматривать улики, которые были нами собраны в России, заявив, что это его не касается, - пояснил защитник. - А на той же базе данных российский суд оправдал человека. Абсурдно то, что прокуратура полностью полагается на мнение российских коллег. Такое ощущение, что израильский гражданин на самом деле не защищен".

Верховный суд Израиля, принимая решение об экстрадиции, постановил, что Павла можно обвинить только в деяниях, которые якобы были осуществлены на территории РФ. "Россия же проигнорировала эту рекомендацию и включила в обвинение действия, которые якобы были совершены в Израиле, - добавил Михаил Рони. - Таким образом, Россия нарушила условия конвенции. Но Израиль этого не замечает. Такое ощущение, что израильской прокуратуре необходимо выдать любой ценой своего гражданина, и неважно, будет ли государство, которое просит о выдаче, поддерживать конвенцию и выполнять постановление израильского суда".

Получается, что судьба Павла Еременко даже после оправдания судом присяжных висит на волоске и зависит от многих случайных факторов бюрократического свойства, а также нежелания правоохранительной системы признавать свои ошибки. История Павла показывает, что в России попасть в тюрьму по ложным обвинениям в педофилии так же легко, как переставить знаки препинания в крылатой фразе "казнить нельзя помиловать".