Следователи СКР уделяют особое внимание версии заказного убийства 52-летнего исполнительного директора по контролю за качеством и надежностью госкорпорации "Роскосмос" Владимира Евдокимова, произошедшего в ночь на субботу, 18 марта, в СИЗО-5 на севере столицы
 
Следователи СКР уделяют особое внимание версии заказного убийства 52-летнего исполнительного директора по контролю за качеством и надежностью госкорпорации "Роскосмос" Владимира Евдокимова, произошедшего в ночь на субботу, 18 марта, в СИЗО-5 на севере столицы
Архив NEWSru.com

Следователи СКР уделяют особое внимание версии заказного убийства 55-летнего исполнительного директора по контролю за качеством и надежностью госкорпорации "Роскосмос" Владимира Евдокимова, произошедшего в ночь на субботу, 18 марта, в СИЗО-5 на севере столицы.

В правоохранительных органах полагают, что убийство высокопоставленного сотрудника госкорпорации могло быть выгодно лицам, на которых он мог дать показания. О том, каким образом в СИЗО могло произойти убийство Евдокимова, пока не сообщается. Известно лишь, что его тело было найдено сокамерником около четырех утра в туалете. На теле погибшего были колото-резаные раны - две в области груди и одна на шее. Глубина проникновения лезвия, установленная в ходе предварительного осмотра ран, навела следователей на версию о преднамеренном убийстве.

Как рассказала РБК руководитель правозащитной организации "Русь сидящая" Ольга Романова, в этой истории удивительно то, что за месяц до убийства высокопоставленного обвиняемого перевели в камеру без видеонаблюдения, и то, что он вообще находился под стражей в СИЗО-5, где "статусные" арестанты большая редкость.

По словам Романовой, такие убийства, как в случае с Евдокимовым, готовятся не меньше месяца или даже больше. По ее мнению, это убийство было исполнено "на высочайшем уровне": "Он (исполнитель) не гопник. Это человек, похожий на гопника. Скорее всего, это человек идейный, который получает зарплату в одном из силовых ведомств. Но он честно сидит, и следователь, который ведет его дело, не догадывается, кто он".

Заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева в интервью BFM рассказала, что их также насторожил перевод Евдокимова без видимых причин из камеры на шесть человек с видеонаблюдением в камеру на 12 человек без видеонаблюдения. Таких "слепых" камер в шестом корпусе СИЗО осталось очень мало, и почему он попал именно в ту, не ясно.

Сейчас все 11 сокамерников Евдокимова находятся под подозрением в совершении убийства.

"Есть такое понятие, как "торпеда". Речь идет о том, что киллера засылают с воли за решетку, у него есть задача определенная - убить конкретного человека. Естественно, обычно это в связке происходит со всеми органами, которые могут посодействовать тому, чтобы человек попал за решетку, то есть это и суды, и следствие, и сотрудники. И теоретически могло случиться так, что вот этот человек был уже в камере, он ждал, как только Евдокимова туда переведут, и потом он просто выжидал еще дополнительно вот этого момента, когда все спят, когда он ночью пошел один в туалет, чтобы все это было сделано исключительно аккуратно", - рассказала Ева Меркачева.

Член Московской общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в местах принудительного содержания Иван Мельников, который посещал СИЗО-5 в субботу и воскресенье, 18 и 19 марта, также не исключил, что кому-то из сокамерников Евдокимова "поступило задание", и перевод заключенного в камеру без видеонаблюдения может быть связан именно с подготовкой к покушению. Однако Мельников сомневается, что к этому причастны сотрудники администрации СИЗО: "Это достаточно грамотные специалисты, в сильных нарушениях я не могу их заподозрить". Член ОНК не исключил также, что убийство топ-менеджера "Роскосмоса" стало следствием конфликта с сокамерниками.

Журналист "Открытой России", бывший член Общественной наблюдательной комиссии города Москвы Зоя Светова на сайте "Радио Свобода" отмечает, что СИЗО-5 считается в Москве образцовым - именно туда помещают обвиняемых, которых экстрадируют из-за границы по запросу Генпрокуратуры РФ. И Генпрокуратура дает гарантии западным судам, что в этом московском СИЗО с арестантами ничего криминального произойти не может. Но случай Евдокимова навсегда изменит эту практику.

Как напоминает Светова, в январе 2010 году в общей камере "Бутырки" на простыне повесился бывший гендиректор саратовского завода "Серп и молот" Алексей Максимов, его обвиняли в организации убийства прокурора города Евгения Григорьева. Тогда тоже много писали о том, что Максимова убили. В августе 2016 года в московском "Кремлевском централе" - СИЗО 99/1 повесился фигурант дела губернатора Гайзера Антон Фаерштейн. Его адвокаты заявили, что следствие оказывало на него сильное давление и, по сути, довело его до самоубийства. Но никогда ни родственники, ни адвокаты по таким делам не добивались полноценного расследования.

Подобную попытку в 2009 году после гибели Сергея Магнитского в "Матросской тишине" предприняли члены ОНК Москвы первого созыва. Они провели общественное расследование, им удалось восстановить картину последних часов жизни юриста Hermitage Capital, но они не нашли ответа на вопрос, была ли его смерть насильственной или Магнитский умер в результате врачебной халатности.

"История гибели топ-менеджера Роскосмоса уникальна. Тех, кто подослал к Владимиру Евдокимову убийцу или убийц, абсолютно не волновало, как это будет выглядеть со стороны. Заказчики его устранения были абсолютно уверены в том, что "концов" не найдут. Никого не накажут, сокамерники будут молчать, все пройдет гладко, следователи согласятся с версией самоубийства. Как вообще такое возможно? И на что похожа эта российская тюрьма, в которой можно вот так спокойно убить достаточно богатого человека, топ-менеджера госкомпании, и никого за это не накажут? Разве что уволят начальника СИЗО, да и то вряд ли, ведь он может что-то рассказать...", - пишет Светова.