Руководитель управления СК РФ по Марий Эл Олег Доронин письменно уведомил правозащитников о своем намерении не возбуждать уголовное дело по заявлению осужденного на 16 лет заключения Сурена Овакимяна
 
Руководитель управления СК РФ по Марий Эл Олег Доронин письменно уведомил правозащитников о своем намерении не возбуждать уголовное дело по заявлению осужденного на 16 лет заключения Сурена Овакимяна
mari.sledcom.ru

Руководитель управления СК РФ по Марий Эл Олег Доронин письменно уведомил правозащитников о своем намерении не возбуждать уголовное дело по заявлению осужденного на 16 лет заключения Сурена Овакимяна. Мужчина утверждает, что вынужден был под пытками оговорить себя, а истязаниям его подвергли сотрудники МВД. Однако до сих пор официальное расследование преступления восьмилетней давности даже не началось, а следователи вынесли около десятка "отказных" постановлений.

Об очередном отказе следственного ведомства видеть в произошедшем признаки должностного преступления сообщает сайт Комитета по предотвращению пыток.

"Олег Доронин принял решение, несмотря на признание в 2012 году факта нарушения трех статей Европейской конвенции в отношении Овакимяна уполномоченным РФ при Европейском суде по правам человека, заместителем министра юстиции РФ Георгием Матюшкиным", - подчеркивают правозащитники.

Они оказывают семье осужденного юридическую поддержку с 1 марта 2008 года, когда в представительство межрегионального Комитета против пыток в Марий Эл обратилась за юридической помощью Мария Овакимян. Она сообщила, что ее брата Сурена избили сотрудники милиции, требуя от него признания в совершении преступления.

По словам Сурена Овакимяна, 7 сентября 2007 года он со своей гражданской женой Анастасией Киселевой собирался пойти на свадьбу к знакомым. На улице пара остановилась у газетного киоска и стала выбирать поздравительную открытку. В это время к ним подъехал автомобиль ВАЗ-2109, из которого выскочили трое неизвестных мужчин. Они схватили Овакимяна за руки и затащили в салон, а в машине ему на голову надели мешок.

Похитителями оказались милиционеры. Они вывезли Овакимяна за пределы Йошкар-Олы, а потом начали избивать и пытать. Экзекуцию они периодически прерывали, спрашивая Сурена, готов ли тот выполнить их условия. Свои требования садисты не конкретизировали.

"Не добившись желаемого, милиционеры прицепили провода к пальцам рук Овакимяна и стали пускать по ним ток, с каждым разом увеличивая разряд", - говорится в сообщении. Не выдержав истязаний электричеством, Сурен сказал, что готов на любые условия, которые ему предложат. После этого мужчину повезли в Йошкар-Олу и доставили в прокуратуру города на допрос. Однако от дачи показаний Овакимян отказался, и его отправили в изолятор временного содержания.

На следующий день Сурена вновь доставили к следователю, где объяснили, что он подозревается в совершении убийства. Не согласившись писать явку с повинной и заявив о своей невиновности, задержанный снова оказался за пределами Йошкар-Олы. Там его еще раз избили, бросили в яму, накинули на шею автомобильный трос и стали душить. Не выдержав, Овакимян согласился дать признательные показания. На допросе в прокуратуре он подписал все протоколы и был помещен в изолятор.

"Все телесные повреждения, полученные заявителем, были зафиксированы врачами", - подчеркивают правозащитники. При первом водворении Овакимяна в изолятор временного содержания 7 сентября у него диагностировали опухоль и гематому на лбу с левой стороны, гематомы на груди с правой стороны, на плече справа, на правой лопатке, ссадины на нижней части груди.

При осмотре в медсанчасти следственного изолятора N12/1, проведенном 9 сентября 2007 года, у Сурена были обнаружены телесные повреждения, отличные от обнаруженных при первом осмотре. В частности, на шее в области кадыка был кровоподтек красного цвета линейной формы около восьми сантиметров длиной.

5 ноября 2008 года в отношении Сурена Овакимяна был вынесен обвинительный приговор, и ему было назначено наказание в виде 16-летнего срока лишения свободы.

Юристы Комитета против пыток, "исчерпав возможные механизмы защиты прав Овакимяна на национальном уровне", в 2008 году направили жалобу в Европейский суд по правам человека, которая была коммуницирована 31 августа 2011 года.

20 марта 2012 года уполномоченный РФ при Европейском суде по правам человека Георгий Матюшкин подписал меморандум, которым признал нарушение ст. 3 ("Запрет пыток"), ст. 5 ("Право на свободу и личную неприкосновенность") и ст. 13 ("Право на эффективное средство правовой защиты") Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные властями РФ в отношении Сурена Овакимяна.

Несмотря на это, уголовное дело о применении насилия в отношении Овакимяна до сих пор так и не возбуждено. В течение восьми лет органы следствия вынесли восемь постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, которые признавались незаконными. Правозащитники обжаловали очередное "отказное" постановление следователей, однако получили ответ от руководителя регионального СК: "Сделанные в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела выводы основаны на собранных материалах и являются мотивированными".

Правозащитники планируют не прекращать борьбу. В ближайшее время будет подана жалоба на ответ руководителя СУ СК РФ по Марий Эл, сказал юрист МРОО "Комитет по предотвращению пыток" Дмитрий Яликов.

"Круговорот бумаг" между судом, прокуратурой и следствием

17 октября 2007 года Сурен Овакимян обратился в прокуратуру Йошкар-Олы с заявлением о привлечении к уголовной ответственности сотрудников милиции. 22 октября того же года материал по заявлению Овакимяна был переправлен в следственное управление СК РФ.

2 ноября 2007 года следователем Молчановым вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции. В ходе проверки следователь опросил самого Сурена, а также стражей порядка, которые отрицали факт применения насилия к Овякимяну. Интересно отметить, что следователь опросил дежурного изолятора, который зафиксировал телесные повреждения Овакимяна 7 сентября 2007 года. Дежурный подтвердил наличие у заявителя травм, добавив, что задержанный гражданин объяснил наличие телесных повреждений именно действиями милиционеров.

8 ноября 2007 года заместитель руководителя следственного управления отменил указанное постановление и направил материал для проведения дополнительной проверки. В частности, им было указано, что следователь не опросил адвоката и родственников Овакимяна; также не был произведен осмотр автомашины, а к материалам проверки не был приобщен акт судебно-медицинского исследования.

19 ноября 2007 года следователь повторно отказал в возбуждении дела. На сей раз следователь опросил Киселеву, а также продавца газетного киоска, которая описала обстоятельства задержания Овакимяна. Кроме того, следователь осмотрел "место происшествия" - участок местности, прилегающей к автодороге. Примечательно, что им была обнаружена вырытая в земле яма. Со слов Овакимяна, данную яму выкопали сотрудники милиции для того, чтобы в ней похоронить его живьем.

30 ноября 2007 года новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было также отменено.

13 декабря 2007 года следователь Молчанов вынес третье по счету постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое дословно повторяло предыдущее постановление. Тогда Овакимян обратился в прокуратуру Республики Марий Эл с просьбой об отводе следователя Молчанова. 21 декабря 2007 года первый заместитель прокурора республики оставил жалобу Овакимяна без удовлетворения.

27 февраля 2008 года Овакимян обжаловал отказ в возбуждении дела в городском суде Йошкар-Олы.

3 марта 2008 года городской суд удовлетворил жалобу Сурена. Суд указал, что выводы следователя основаны только на показаниях сотрудников милиции и прокуратуры. Суд указал, что следователем не было дано никакой оценки телесным повреждениям Овакимяна, яме, которая была найдена, объяснениям свидетелей Киселевой и Васильевой, а также тому обстоятельству, что Киселева указала номер автомашины, в которую посадили Овакимяна при задержании. Городской суд пришел к выводу, что органы следствия, установив наличие у Овакимяна телесных повреждений в период нахождения его под стражей, провели проверку неполно, тем самым нарушив право Овакимяна на эффективное средство правовой защиты, предусмотренное ст. 13 Конвенции.

Началась дополнительная проверка, в результате которой 7 апреля 2008 года следователь Молчанов в очередной раз отказал в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции. Овакимян снова обжаловал постановление в суде. 29 мая 2008 года постановлением судьи Йошкар-Олинского городского суда постановление следователя Молчанова было признано незаконным и необоснованным. Новая проверка закончилась очередным отказом в возбуждении дела от 29 июня 2008 года.

Жалоба Сурена в городской суд была удовлетворена, и 31 июля 2008 года суд признал постановление следователя незаконным и необоснованным. Неизвестно, сколько времени можно было бы наблюдать подобную картину с периодическими признаниями судом постановлений следователя незаконными, однако национальные органы использовали интересную правовую лазейку, чтобы сделать тщетными попытки Сурена добиться эффективного прокурорского расследования в отношении его обидчиков. 22 сентября 2008 года Верховный суд Марий Эл отменил постановление городского суда от 31 июля 2008 года, а производство по жалобе Овакимяна прекратил. Республиканский суд указал, что уголовное дело по обвинению Овакимяна поступило в суд первой инстанции для рассмотрения его по существу, поэтому "оценка доводов Овакимяна о неправомерном применении физической силы будет предметом судебного разбирательства".

5 ноября 2008 года Верховный Суд Марий Эл вынес приговор в отношении Овакимяна. В приговоре было указано, что обстоятельства получения Овакимяном телесных повреждений выяснить не представилось возможным. Поскольку в данной ситуации суд может проверять доводы о применении незаконных методов ведения следствия лишь с точки зрения допустимости доказательств, дальнейшее установление обстоятельств получения Овакимяном телесных повреждений может быть проведено соответствующими правоохранительными органами.

"Благодаря процитированным судебным решениям образовался некий замкнутый круг, в котором Овакимян безуспешно пытается найти справедливость. Ситуация усугубилась тем, что Овакимяну было отказано в ознакомлении с материалами проверки", - поясняли правозащитники.

Надзорная жалоба Овакимяна на постановление суда о прекращении производства по жалобе была отклонена, а 14 октября 2010 года дело все же было направлено для разбирательства в порядке надзора. 22 октября 2010 года кассационное определение от 22 сентября 2008 года было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

"Дальше началась привычная история, - рассказали в Комитете по предотвращению пыток. - 9 марта 2011 года следователем СУ СК РФ по РМЭ вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции в связи отсутствием события преступления".

27 сентября 2011 года в Йошкар-Олинский городской суд на данное постановление была направлена жалоба. 7 октября 2011 года постановлением Йошкар-Олинского городского суда в удовлетворении жалобы отказано.

13 октября 2011 года в Верховный суд Республики Марий Эл была направлена кассационная жалоба. 5 декабря 2011 года судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Марий Эл в удовлетворении кассационной жалобы отказано.

Однако 12 декабря 2011 года заместителем прокурора Марий Эл постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 9 марта 2011 года отменено, а материал был направлен на дополнительную проверку.

29 декабря 2011 года после очередной проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

26 марта 2013 года на основании апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РМЭ от 11 марта 2013 года это постановление было отменено.

Однако решение Фемиды не имело никаких видимых последствий, так как уже 25 апреля 2013 года следователем СУ СК РФ по РМЭ было вынесено новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.