Энергетическая биржа Enron будет продана банку UBS
 
Энергетическая биржа Enron будет продана банку UBS
ТВ6

Судья, ведущий скандальное банкротство Enron решил судьбу основного бизнеса и самого привлекательного для кредиторов актива компании. Уникальная энергетическая биржа, где электричеством торгуют так же, как нефтью, зерном или ценными бумагами, будет "продана" банковской группе UBS Warburg. На все возражения кредиторов о том, что не были учтены все их требования и что теперь-то они точно не получат своих денег от Enron, он ответил: чем больше вы оттягиваете решение, тем больше падает стоимость.

Между тем UBS Warburg, как сообщает CNN, не заплатит за уникальный бизнес ни цента: биржа отошла банкирам за долги Enron, которые на момент ликвидации превышали 40 млрд. долларов. Не получат кредиторы Enron и прав требовать свой долг с UBS. К чести банкиров, они добились того, что лишь будут отчислять треть чистой прибыли предприятия на компенсации.

А тем временем зарубежная пресса отмечает несомненные параллели между тем, как вела свои дела Enron и как делали это российские нефтяные компании в эпоху передела собственности начала 90-х.

Немецкая Financial Times Deutschland, материал которой публикует Инопресса, пишет, что именно по этой причине то, что на Западе называют самым грандиозным и скандальным банкротством в истории корпоративной Америки, в России особого ажиотажа не вызывает. В 90-х годах российские энергетические концерны из-за подлогов финансовых документов, обмана акционеров и тесных связей с политикой снискали себе дурную славу.

Не называя имен, газета пишет об удивительно похожих способах, которыми пользовались эти компании. Например, российские энергетические предприятия, как сейчас Enron, скрывали свой оборот и доходы при помощи экзотических способов ведения бухгалтерии. В случае с Enron это дало основания для дискуссий по поводу необходимых изменений в системе бухучета, используемой в США - GAAP.

Как и российским компаниям, Enron удалось держать инвесторов и надзорные органы в полном неведении относительно истинного положения дел в концерне. С одним только отличием: в России прибыль скрывали, чтобы не платить налоги, в Enron, наоборот, в течение многих лет прибыль завышали, чтобы повысить курс собственных акций.

Но главной сутью конфликта стал масштаб политического скандала вокруг Enron. В России энергетические концерны могли вводить инвесторов в заблуждение в том числе и потому, что были защищены своими политическими связями. Обвинения с самого начала вряд ли могли быть успешными. И даже в случае решений не в пользу концернов, если такое все же случалось, эти решения по преимуществу попросту игнорировались.

У Enron был похожий рецепт успеха. Председатель правления Кеннет Лей имел тесные коммерческие и личные контакты с семьей Буша. Как один из важнейших спонсоров в предвыборной кампании Джорджа Буша за президентский пост, он пожертвовал на ее проведение, по меньшей мере, 100 000 долларов, если не больше. Впоследствии он считался одним из основных претендентов на пост министра энергетики. Другие бывшие менеджеры Enron тоже получили неплохие посты.

Разница между Enron и российскими воротилами лишь в том, что американской компании никакие политические связи не помогли избежать банкротства, подводит итог FTD.