России, как им всему остальному миру, не удастся "избавиться" от радикального ислама
 
России, как им всему остальному миру, не удастся "избавиться" от радикального ислама

Алексей Малашенко, эксперт Московского центра Карнеги попытался представить, каков будет ислам в России в 2020 году, сообщает Би-Би-Си.

Одним из направлений завершившейся 15 лет тому назад "перестройки" явился религиозный ренессанс, оказавший огромное воздействие на ментальность российских мусульман, приведший к политизации ислама, обостривший этноконфессиональные отношения.

Сегодня по данным переписи 2002 года, в РФ проживают 14,5 млн "этнических мусульман", к которым следует добавить свыше 3 млн мусульман-мигрантов из ближнего зарубежья.

Выходцы из мусульманской среды - чеченцы, татары, азербайджанцы входят в элиту российского бизнеса. Среди мусульман немало политиков общероссийского масштаба. Несмотря на ведомый ими сугубо светский образ жизни, подавляющее их большинство, так или иначе, идентифицируют себя с мусульманской традицией, хотя и не следует тому, что принято называть исламским образом жизни.

Ислам в разной степени и в разные периоды оказывал и оказывает влияние на внутриполитическую ситуацию в стране. Исламский фактор невозможно игнорировать и при формировании внешнего курса.

Что можно ожидать еще через 15 лет, т.е. в 2020 году?

Сегодня модно делать прогнозы на 2050 г., но вряд ли большинство их авторов сумеет лично убедиться в своей правоте. 2020 г. же не за горами. И потому есть возможность самому узнать, насколько ты оказался прав.

Каждый пятый

Итак, каким видится российское мусульманство спустя 30 лет после возникновения новой России?

Количество мусульман возрастет, и при нынешних темпах роста народонаселения, прежде всего на Северном Кавказе, а также с учетом миграции может составить 25 млн человек. С учетом, того, что общее число российских граждан понизится примерно до 130 млн человек "мусульманский процент" достигнет 17-19 (как с учетом миграции, так и без учета оной).

Одновременно произойдет внутренняя реструктуризация мусульман, и большинство среди них составят кавказцы. Возрастет в абсолютных и относительных показателях число выходцев с Кавказа, осевших в российских городах.

Рельефнее, чем сегодня обозначатся две противоположные тенденции: с одной стороны, - дисперсия мусульман, прежде всего тех же кавказцев в российском обществе; с другой - их стремление сохранить свою идентичность, этнический характер - особенно на первом этапе - своего бизнеса.

Отсюда возможно появление нового поколения политиков, которые будут представлять интересы различных групп исходя из этнконфессиональной принадлежности.

Возможно возникновение квазирелигиозных движений. (Нечто подобное имело место в 90-е годы, но, создание авторитетной общероссийской партии с социально-исламской мотивацией так и не состоялось). Этим движениям не будут присущи сепаратистские настроения.

России, как и всему остальному миру, не удастся "избавиться" от радикального ислама, который продолжит свое существование под разными вывесками - ваххабизм, исламизм, фундаментализм. Наиболее ярко выраженным он останется на Северном Кавказе.

Однако очаги религиозного радикализма сохранятся и в мусульманском Поволжье, что связано с пропоповеднической деятельности нового поколения духовенства, прошедшего обучения в арабских странах.

Нужен диалог

Увы, но и через 15 лет терроризм под религиозными лозунгами останется бедствием России, и не только ее.

Однако даже, несмотря на эти обстоятельства, власти (видимо, и центральной) придется вступить в систематический диалог с умеренной частью исламистов.

В этноконфессиональных отношениях сохранится определенная напряженность, сопровождающаяся прямыми столкновениями.

Такую ситуацию мы наблюдаем уже сегодня. И если администрации всех уровней, руководители этнических общин, авторитетные священнослужители займут выжидательную позицию, такого рода конфликты станут более частыми и жестокими (вплоть до "минивойн").

Возрастет исламофобия, которая закрепится в политическом и бытовом сознании и поведении значительной части российских граждан. Ее росту, помимо проблем в этноконфессиональных отношения продолжит способствовать взаимная предубежденность Запада и мусульманского мира.

Итак, Россия не станет мусульманской, чем пугают нас некоторые современники - политологи и писатели. Но "исламский фактор" в ее жизни ее общества, в формировании ориентации различных политических групп станет более заметным.