Лидер движения "Россия для всех" Виктор Бондаренко: светская Конституция это единственное, что объединяет наше многонациональное и многоконфессиональное общество
 
Лидер движения "Россия для всех" Виктор Бондаренко: светская Конституция это единственное, что объединяет наше многонациональное и многоконфессиональное общество
russiaforall.net

В дискуссии на тему "Церковь и современное искусство", состоявшейся 5 апреля этого года в Галерее Гельмана на Винзаводе, между председателем Отдела Московского патриархата протоиереем Всеволодом Чаплиным и основателем движения "Россия для всех" (РДВ) Виктором Бондаренко развернулась жесткая полемика на тему, является ли российское общество светским.

В публикациии, размещенной на сайте РДВ обосновывается точка зрения Виктора Бондаренко на то, почему, по его мнению, светская Конституция - это единственное, что объединяет многонациональное и многоконфессиональное российское общество.

В ответ на слова Виктора Бондаренко о том, что согласно Конституции наше общество является светским, протоиерей Всеволод Чаплин заявил: "Общество уже не ваше, мы сделаем его таким, чтобы вы не имели в нем возможности ставить условия. Разговор о том, что общество у нас тотально светское - это ложный разговор".


Далее Всеволод Чаплин сказал: "Разговор о том, что разрешенные законом и общественным мнением религиозные действия, слова должны быть убраны из общественного пространства, в обмен на то, чтобы в этом общественном пространстве или в храмах, не было бы кощунственных действий, это наглое жульничество".

Эти заявления, сделанные одним из высокопоставленных лиц РПЦ вызывают целый ряд встречных вопросов, отмечается в публикации.

В Конституции Российской Федерации четко зафиксировано: "Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом" (ст. 14, п. 1). Поэтому общество наше не может быть "не тотально светским", так же как не бывает "не тотальной беременности".

Да, беременная женщина может проходить разные стадии, но это одна и та же женщина, которая отличается от женщины не беременной. По аналогии общество может быть либо тотально светским, либо тотально религиозным. Наше общество, как это отражает Основной закон страны, - светское, что совсем не исключает права составляющих его граждан исповедовать разные религии. Однако влиять на общество, на государственную политику эти религии могут лишь посредством волеизъявления граждан, а не навязывая обществу представления своих религий непосредственно от их лица. Не бывает христианского футбола или атеистического, у футбола одни правила. Именно поэтому, кстати, ответственность за преступления несут отдельные граждане, а не религии, которые те исповедуют.

Это важный момент, в котором необходима полная, "тотальная" ясность. Граждане могут быть религиозны и придерживаться каких угодно религиозных воззрений, если те не ущемляют права других граждан. Но в обществе они представлены не как христиане, буддисты и т. д., а как граждане и потому - равны. Чем мотивированы действия граждан в обществе - их личное дело. Один исходит из Декалога (Десяти заповедей, за нарушение которых в Ветхом Завете предполагалась смертная казнь), другой из сочинений сатаниста Ла Вея, но если тот или другой попытаются применить насилие, то будут судимы по законам светского государства, а не по правилам своей религии.

Светская Конституция - это единственное, что объединяет наше многонациональное и многоконфессиональное общество. Бесполезно ссылаться на ее "несовершенство" или "устарелость". Несовершенны не только конституции, но и люди, однако их никто ни за это не убивает, а если пытается, то делается преступником. Об устарелости и речи быть не может быть, поскольку ряд конституционных норм освоен как властью, так и основной массой граждан, мягко говоря, не в полном объеме. Прежде, чем пытаться пересмотреть или переписать Конституцию, нужно закрепить ее безоговорочное исполнение. Иначе точно так же не будет выполняться любая переделка.

Что произойдет, если отступить, как ратует отец Всеволод Чаплин, от конституционного принципа светскости? Что произойдет если кто-то, так же радикально настроенный, как нынешний Патриарх, услышит его недавний спич о том, что "Россия это - православная страна с национальными и религиозными меньшинствами"?

А произойдет то, что лозунг Доку Умарова о Кавказском эмирате (включающем Дагестан, Чечню, Ингушетию, часть Ставропольского края, Северную Осетию, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию) оказывается вполне легитимным. Почему, если православным можно, то мусульманам - нельзя?

Различие между концепцией "православной страны" Гундяева (Владимир Михайлович Гундяев - светское имя Патриарха Кирилла. - Прим. ред.) и "кавказским эмиратом" Умарова лишь в том, что один вхож в высшие правительственные круги, а второй - находится в бегах. Однако оба заявления - Гундяева и Умарова - стоят друг друга. Оба плевать хотели на Конституцию страны, на территорию которой они замахиваются. Поэтому неизвестно, кто из них более опасен, заключает автор статьи на сайте РДВ.