Книги исламского ученого помогут запретить в московском суде сотрудники психиатрической больницы
 
Книги исламского ученого помогут запретить в московском суде сотрудники психиатрической больницы
RTV International

Коптевский суд Москвы заслушает сегодня за закрытыми дверями иск прокуратуры Татарстана, требующей запретить 14 книг религиозного содержания. Суд с самого начала отказался от экспертиз религиоведов и религиозных деятелей. Вместо них служители Фемиды привлекли экспертов-атеистов - психолингвистов и психологов, которые усмотрели в вероучительной литературе "культ смерти", антикоммунизм и нападки на атеизм, сообщает сегодня "Газета-GZT.ru".

Назвать сегодняшнее судебное разбирательство беспрецедентным невозможно. Увы, прецеденты массовых расправ над верующими заняли в нашей истории достойное место, не говоря уж о преследованиях за веру и запрете книг. Три года назад Савеловский суд запретил "Книгу Единобожия", сочтя этот трудночитаемый памятник антиосманской мысли трехсотлетней давности опасным учебником по ваххабизму для сегодняшнего читателя.

Сегодня ожидается повторение истории - Коптевский суд готовится запретить 14 книг комментариев Корана, принадлежащих самому толерантному исламскому ученому Саиду Нурси.

Можно было бы списать процесс на чиновное рвение, но слишком уж явно вся история бьет по имиджу страны и первого лица - президента России, только что объединившего Церковь, добившегося для России статуса наблюдателя в Организации Исламская конференция и неоднократно заявлявшего, что Россия - уникальная страна мирного сосуществования религий.

И вот посреди этого заявленного благолепия запрещают книги всемирно известного родоначальника диалога мусульман с христианами, отмечает автор публикации.

За закрытыми дверями

В 2005 году прокуратура Татарстана уже пыталась возбудить уголовное дело в Набережных Челнах против мусульман, читающих Нурси. В один день и час было проведено 20 обысков, изъяты Кораны, частные записи, письма, дневники, личные вещи.

Весной 2006 года дело закрыли с формулировкой "из-за отсутствия виновных". Но переводчика книг Нурси и сотню челнинских мусульман, в основном женщин, местные правоохранительные органы не оставляют в покое уже второй год и не возвращают им ни книг, ни вещей.

Летом 2006 года прокуратура Татарстана подала гражданский иск о признании книг Нурси экстремистскими - по месту регистрации фонда "Нуру-Бади", издавшего книги.

Коптевский районный суд Москвы по неизвестной ответчикам и адвокатам причине рассматривает гражданское дело за закрытыми дверями.

Федеральный судья С.В. Митюшев заявил адвокату Сергею Сычеву, что "суд имеет право не объяснять причин закрытости процесса". Это означает, что адвокат и прочие участники не могут огласить имена экспертов, на чьих отзывах строится обвинение. Но странности дела на этом не заканчиваются.

Профаны и атеисты как эксперты по вере

Судья Митюшев отверг экспертные заключения специалистов Института религии и права, Института Европы РАН, Института стран Азии и Африки, Института востоковедения, ватиканских экспертов, Исламского совета Европы, Международного исламского университета Малайзии, авторитетнейшего университета Аль-Азхар и даже обращение уполномоченного по правам человека при президенте РФ Владимира Лукина.

Суд не принял во внимание экспертные оценки Совета муфтиев России, Духовного управления мусульман Европейской части РФ, духовных управлений Дагестана, Северного Кавказа и Татарстана.

Причем муфтии Равиль Гайнутдин и Талгат Таджуддин, давшие экспертные оценки, - члены президентского совета. А в мечети Таджуддина в Уфе президент Путин лично бывал уже дважды.

Суд не принял во внимание ни письмо МВД Турции, в котором засвидетельствовано, что на родине ученого не считают ни экстремистом, ни сектантом, ни нетрадиционным мусульманином, что не существует никакой секты нурсистов "Нурджулар".

Суду неинтересно мнение экспертов Организации Исламская конференция, на заседании которой выступал президент Путин и благодаря усилиям которого Россия получила там статус наблюдателя.

Чье же заключение является весомым для Коптевского суда?

Первоначально экспертизу суд доверил психологам из Республиканской клинической психиатрической больницы и с кафедры практической психологии Казанского педуниверситета. В Москве тоже были найдены лингвисты и психологи из РАН.

Объединяет этих специалистов вот что: на вопрос адвоката Сычева, к какой религии они себя относят, они ответили, что являются атеистами. А профессор, чье имя нельзя разглашать, заявил на суде, что "имеет право читать эти книги с точки зрения профана".

Так что не приходится удивляться, что атеисты и профаны нашли у Нурси "культ смерти", которая "возвеличивается" и предстает "как цель жизни".

Откуда профану знать, что абсолютно все религиозные традиции считают смерть важнейшим моментом существования человека? Не далее как на прошлой неделе президент страны публично целовал распятие - символ смерти.

Ректор Российского исламского университета в Казани Рафик Мухаметшин, ознакомившийся с частью экспертиз, подчеркнул, что там отсутствует даже социально-психологическая составляющая. А вот то, что атеисты и профаны посчитали опасной критику безверия и коммунизма, ученый счел пугающим признаком возврата былых времен госатеизма.

Эксперты нашли в книгах Нурси элементы нейролингвистического программирования, хотя решили, что он пишет "на уровне пятого класса". По словам адвоката Сычева, эти эксперты даже не догадывались, что фразы Нурси, которые они приводят, являются цитатами из Корана.

Глава Совета муфтиев Равиль Гайнутдин надеется, что обращение муфтиев к президенту и генпрокурору возымеет действие, поскольку, по его словам, "Госдеп и ЕС постоянно обвиняют Россию в ущемлении прав верующих, есть иски верующих в Европейский суд, некоторые вынуждены бежать из страны, а данный процесс - это политический заказ против верующих, ведь судят книги, которые являются комментарием на Священное Писание".

Данный процесс, напоминающий о временах карательной психиатрии, может открыть новую страницу угрозы верующим всех конфессий страны, отмечает "Газета-GZT.ru".

Кто такой Саид Нурси

Саид Нурси – турецкий курд, ученый комментатор Корана, суннит, суффийской мистик, противник ваххабизма. Во время Первой мировой войны находился в составе ополчения, был ранен, попал в русский плен. Освобожден он был по личному распоряжению главнокомандующего великого князя Николая Николаевича. В 1916-1918 годах жил на попечении татарской общины Костромы, в 1919 году вернулся в Турцию. Кемаль Ататюрк, развернувший в 1920-е годы кровавые гонения на ислам, казнивший более 10 тысяч исламских ученых, не нашел в трудах Нурси крамолы, хотя ученый отказался подчиниться режиму, продолжал читать лекции, носил запрещенную исламскую одежду, молился на запрещенном арабском языке.

Нурси был первым, кто призвал мусульман сообща с христианами противостоять безбожию. Он являлся признанным противником национализма и пан-тюркизма, на которых базируется кемализм.

Первым в исламе Нурси начал диалог с христианами. В Европе существует академическая школа по изучению его наследия. Его труды изучал Второй Ватиканский собор.

Как запретить книгу в России

После отмены цензуры в 1991 году запрет книг находится в ведении суда. Единственной официально запрещенной на сегодняшний день религиозной книгой в России является труд XVIII века - "Книга Единобожия" Мухаммада Абдель Ваххаба. В апреле 2004 года Савеловский суд Москвы признал ее экстремистской (на Западе ее таковой не считают).

В январе 2004 года прокуратура Кабардино-Балкарии подала иск о запрете книги без выходных данных "Сквозь призму ислама".

В мае 2004 года экспертный совет Духовного управления мусульман Дагестана запретил продавать все переводы Корана на русский язык и вообще любую продукцию без своего одобрения. Местная милиция провела "книжные" зачистки на рынках.

В январе 2005 года Михаил Назаров (главный противник объединения Церкви) обратился в Генпрокуратуру с требованием запретить все еврейские организации и книгу средневековых еврейских предписаний "Кицур Шулхан Арух" ("письма" 500, 5000 и 15000). Прокуратура не возбудила иска, как и отказала в иске раввинов против Назарова.

В мае 2006 года в Иваново милиция изъяла Евангелия и арестовала раздававших их христиан, поскольку на книгах не был указан автор и главный редактор.

В апреле 2005 года суд в Омске полностью оправдал распространителей книг Саида Нурси.

В июле 2006 года беллетристика Юрия Петухова ("Четвертая мировая" и "Геноцид") признана экстремистской Волгоградским судом.

В сентябре 2006 года прокуратура Санкт-Петербурга подала иск о признании экстремистским "Учебника арабского языка" Багауддина Мухаммеда (экспертиза проведена прокуратурой Татарстана).

После нападения Копцева на синагогу в январе 2007 года член Общественной палаты Генри Резник выступил с инициативой создать список экстремистских книг и включить в него "Мою борьбу" Адольфа Гитлера и "Протоколы сионских мудрецов". Глава Московского бюро по правам человека Александр Брод предложил создать "базовый" список из 20 названий и пополнять его по мере необходимости. А председатель думского комитета по законодательству Павел Крашенинников предложил распространить запреты на интернет, игры и прочую продукцию. Предложению хода дано не было.

В мае 2007 года прокуратура Адыгеи без суда объявила экстремистскими книгу ректора всемирно известного университета Аль-Азхар и главного противника ваххабизма Али ат-Тантави "Общее представление об исламе" и труд местного Духовного управления "Что вы хотите знать об исламе".

Вы бы какую книгу запретили?

Виктор Садовничий, ректор МГУ им. М.В. Ломоносова, академик РАН: Все, что несет деструктив - и в воспитании, и в государственном устройстве - и тем более разжигает какие-то страсти, скажем, на национальной или межконфессиальной почве, недостойно быть в книгах.

Потому что это преследует совершенно другие цели, чем те, для чего предназначена книга: тут и политиканство, и бандитизм, и разврат. Я бы такие книги не издавал, а с этими явлениями боролся бы еще до их выхода.

А уж если они все-таки изданы, то запретить их может только суд, потому что время костров уже прошло. Подобные книги должны изыматься, а авторы - наказываться. Сейчас бывает, что эти авторы обращаются в правозащитные организации. В этом случае надо понять, а что это за правозащитные организации. И я не думаю, что какая-то такая организация может поддерживать автора, который призывает к насилию в том числе и над ней.

Лариса Рубальская, поэтесса: Совершенно спокойно - "Майн Кампф". И вообще все книжки, которые связаны с национализмом. Считаю, что есть такие книги, которые надо запрещать, и тут совсем неуместно говорить о просвещении народа. Обойдутся без такого просвещения.

Народ бывает разный: кто-то такие книги воспринимает адекватно, а кто-то переваривает в сторону истребления других людей. Все книги, где насилие, национализм и истребление, - запретить! Не издавать их и не давать трибуны - в этом смысле я против демократии. Запрещать все, что против существования человечества.

Ахмар Завгаев, депутат Госдумы (фракция "Единая Россия"): Любую литературу, которая несет негатив обществу, все-таки надо ограничивать. Надо больше писать о хорошем. А закон о противодействии экстремизму, думаю, как раз и позволяет пресекать некоторые моменты.

Но тот же ваххабизм процветает у нас в извращенной форме. Например, в Катаре нет преступности, убийств и ненависти к другим конфессиям, а основы ваххабизма они там знают. Просто терроризм всегда прячется под разными фасадами - под исламом или еще как. А вот если бы террористы в открытую выказывали свою истинную цель, то за ними пошел бы только сумасшедший.

Артемий Троицкий, музыкальный критик: Я бы определенно ничего не запрещал, и даже "Майн Кампф". На извращенный ум чтение даже такой книжки, как "Винни Пух", может произвести разрушительное действие. А у нормального человека та же "Майн Кампф", кроме омерзения, ничего не вызовет.

По моему убеждению, запрет книг - это не метод. Надо работать с людьми, а не с полиграфическими изделиями. А если книга, скажем, призывает к свержению существующего строя или же сеет национальную рознь, то на этот счет тоже есть одна такая маленькая тоненькая книжка под названием "Конституция Российской Федерации". Так вот те, кто блюдет Конституцию РФ, пусть и решают, что делать с такими книгами, которые противоречат Конституции страны.

Наверное, у любого читающего и мыслящего человека периодически вполне может возникать вопрос: а зачем же такую книжную макулатуру еще и издавать?! Но если вообще смотреть на дело таким образом, то под нож пойдет 95% всего того, что издается полиграфическим образом. И естественно, вопросы о том, за что же страдают бедные деревья, на которые потом переводят произведения всяких придурков и дур, тоже периодически возникают.

Я для себя этот вопрос решил так: подобные книги просто не читаю. Правда, из чисто антропологического интереса я прочел по одному произведению Марининой, Донцовой, Акунина и еще книгу какой-то популярной бабы, а также книгу Робски и еще не помню кого. Прочел и сразу понял: с ними все ясно. Больше этих авторов я читать не буду.