На сайте Центра религиоведческих исследований Religiopolis накануне был опубликован текст интервью, которое дал представителю Центра Константину Филькину известный российский религиовед и публицист, научный сотрудник Центра изучения религий при РГГУ Борис
 
На сайте Центра религиоведческих исследований Religiopolis накануне был опубликован текст интервью, которое дал представителю Центра Константину Филькину известный российский религиовед и публицист, научный сотрудник Центра изучения религий при РГГУ Борис
Moscow-Live.ru

На сайте Центра религиоведческих исследований Religiopolis накануне был опубликован текст интервью, которое дал представителю Центра Константину Филькину известный российский религиовед и публицист, научный сотрудник Центра изучения религий при РГГУ Борис Фаликов. Беседа с ученым прошла в конце мая этого года в Томске, где состоялась его встреча с участниками местного межрелигиозного диалога, в который вовлечены представители академических кругов, религиозных организаций и верующие разных конфессий. В интервью Борис Фаликов поделился, в частности, своим видением религиозной ситуации в России. По его словам, религиозная ситуация в стране "довольно запущенная".

"Мне кажется, что процессы происходят по большей части негативные. Многие мои коллеги и я сам видим, как происходит то, что называют клерикализацией общества. Но этот термин заимствован у католиков и в отношении России нуждается в уточнении", - отметил собеседник Religiopolis'a.

"Происходит смычка государства с РПЦ, которая противоречит нашим конституционным принципам. Но для меня, как для историка, видно, что поднимается из каких-то хтонических глубин эта старая российская матрица – отношения религии и государства, которые явно не укладываются ни в какие конституционные рамки. И это все ни к чему хорошему не приведет – ни для государства, ни для Церкви", - считает Фаликов.

"Это очевидно всякому историку, который оглянется на сто лет назад и увидит, во что вылились отношения казенной церкви и царской власти: посносили купола, уничтожили Церковь. Все это может повториться, потому что любая власть имеет свойство заканчиваться, и церкви снова припомнят прежнюю близость к ней. Очень спокойно же тогда отнеслись к уничтожению Церкви. Как это ни парадоксально, интеллигенция бросилась защищать церковь в 1920-е годы, а народу было на это глубоко наплевать. Короче, это тупиковый путь", - полагает ученый.

"Но, может быть, даже не это страшно, а гораздо страшнее то, что у нас не возникло светского общества, у нас не произошел процесс секуляризации. Мне тут же, конечно, могут возразить: как не произошел, да произошла радикальная секуляризация, утопические идеи коммунизма попытались воплотить в жизнь и т. д. Но дело в том, что одним из основных факторов секуляризации является возникновение секулярного, светского общества. Оно у нас не возникло. У нас просто идеология коммунистическая стала играть религиозную роль, точнее, квазирелигиозную", - говорит Фаликов.

"Еще Сергей Булгаков писал о Марксе как о религиозном типе. В общем, это старая тема. Это квазирелигия, это своего рода церковь. И отношения у государства с этой церковью были вполне слаженные. Ну а "конкурирующие" религии были уничтожены. Но секулярного общества-то не появилось, то есть не появилось нормального отношения граждан к религиозным процессам, и отсюда куча проблем. Есть по-прежнему два протагониста: церковь и государство. А треугольника нет – общества секулярного нет. А именно когда есть эти три фактора, это позволяет сбалансировать процессы. По крайней мере, так обстоит дело на Западе. А у нас этого нет, и это тупик", - заключает Фаликов, добавляя, что выход из этого тупика трудно увидеть.

"Отсюда обвинения со стороны культурных людей в этой самой клерикализации. Вообще, это тоже какая-то парадоксальная вещь, мне это недавно в голову пришло, что сама церковь-то шибко в этой клерикализации не заинтересована. Эта условная клерикализация происходит усилиями государства, такого никогда не было. А государство использует это в абсолютно своих прагматических целях", - считает он.

"Мне лично очевидно, что нынешней власти церковь нужна как один из источников легитимации. То есть власть церковь использует, и в этом смысле церковь не самостоятельный даже игрок... Властью у церкви подхвачены какие-то вещи, они уже стали частью идеологии нынешней, в том числе и идеологии ирредентизма (если иметь в виду украинские события), а сама-то церковь при этом как-то уже особо и не нужна", - считает Фаликов, отмечая, что уже складывается идеология изоляционизма, национализма, где в этом коктейле православие играет какую-то роль, но само по себе оно уже не нужно, из него извлекли все, что требовалось. На его взгляд, похоже, что церковные лидеры, если это и понимают, то не знают, что с этим делать.