В Москве был представлен новый русский перевод Библии
 
В Москве был представлен новый русский перевод Библии
Global Look Press

В московском евангелическо-лютеранском кафедральном соборе святых Петра и Павла накануне состоялась презентация издания "Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета в современном русском переводе" под редакцией М.П. Кулакова и М.М. Кулакова. Перевод, работа над которым началась более 20 лет назад, был выполнен в Институте перевода Библии в Заокском, а издан Библейско-богословским институтом св. Апостола Андрея (ББИ). На сегодняшний день это третий вариант полного русского перевода Библии; ему предшествовали Синодальный перевод (завершен в 1876 году) и перевод Российского библейского общества (РБО) 2011 года, сообщает "Благовест-инфо".

"Новый перевод осуществлялся под эгидой Института перевода Библии в Заокском группой ведущих российских ученых - библеистов и филологов, принадлежащих к разным христианским конфессиям. Именно этот совместный труд дал возможность сделать перевод свободным от узко-конфессиональных ограничений, но раскрывающим глубину Священного Писания, равно значимого для всех христиан. Цель настоящего издания - предложить читателю не только точный перевод Библии, основанный на новейших научных изданиях древних текстов и последних достижениях современной библеистики, но и художественно убедительный, выраженный на современном русском языке", - отмечается в пресс-релизе презентации.

Новое издание приветствовал архиепископ Евангелическо-лютеранской Церкви в России Дитрих Брауэр. Он уверен, что без помощи Божьей невозможно справиться с таким тяжелым и ответственным трудом, как перевод всей Библии. Для лютеран это событие имеет особое значение, поскольку Реформация началась с перевода Библии Лютером, напомнил он. Архиепископ воздал должное Синодальному переводу, "на котором все мы были воспитаны", и выразил надежду, что новое издание сможет пробудить "в душе важный разговор с Тем, Чей голос мы жаждем услышать".

Ректор ББИ Алексей Бодров рассказал о том, что замысел нового русского перевода Библии возник в самые первые годы религиозной свободы в России у таких известных библеистов, как Михаил Петрович Кулаков, протоиерей Александр Мень, академик Сергей Аверинцев.

"То, что они начали тогда, казалось неподъемным делом", - вспоминал Алексей Бодров. Понадобилось 22 года, чтобы группа специалистов, среди которых есть как христиане разных конфессий, так и нецерковные люди, завершила этот труд. Ректор ББИ уверен, что работа по совершенствованию изданного перевода будет продолжена: это связано и с критикой, которая непременно будет, и с процессом развития языка и развития самой Церкви.

С этим согласен сын, преемник и тезка Михаила Петровича Кулакова (1927-2010), директор Заокоского Института перевода Библии и главный редактор нового издания Михаил Михайлович Кулаков. "Пока язык остается живым, будет возникать необходимость в новых переводах Библии", сказал он, отметив, что нужно учитывать достижения и находки развивающейся библеистики. Он рассказал, что его отец впервые задумался о создании нового перевода, когда ему было 20 лет. Тогда в библиотеке одного пастора он познакомился с изданием Библии на разных языках, обнаружил, как по-разному звучат отрывки из Священного Писания, многие из которых он знал наизусть в Синодальном переводе, и у него "зародилась мечта". С этой мечтой он не расставался всю свою жизнь, в том числе в лагерях, куда попал за исповедание христианской веры: "Священное Писание питало его в лагерях, поддерживало в самые тяжелые периоды жизни".

Начиная работу над переводом Библии в Заокском институте, М.П. Кулаков следовал нескольким важным принципам, свидетельствовал его сын. Во-первых, он собрал лучших специалистов разных конфессий, чтобы избежать узко-конфессионального характера перевода (Кулаковы принадлежат к Церкви адвентистов седьмого дня). Во-вторых, принцип перевода был сформулирован так: "Переводить буквально, насколько возможно, и свободно, насколько необходимо". По словам Кулакова, эта логика перевода была продиктована "бережным отношением к живому смыслу многомерного текста" и заботой о читателях, менталитет которых "бесконечно далек от менталитета древних семитов". "Главным для Михаила Петровича в этом труде было желание дать возможность каждому человеку ощутить радость от сознания того, что мы дети Божии, что каждый из нас дорог Ему", - сказал главный редактор издания.

"Новый перевод открыт для всех, кто читает на русском языке", - утверждает один из переводчиков нового издания, известный библеист Андрей Десницкий. Он также отмел возможные упреки в конфессиональном характере перевода и так сформулировал концепцию работы переводческого коллектива: "Наш перевод - это одно из прочтений, которое не пытается порвать с традицией, но и не следует ей рабски". По его словам, те, кто в разных странах и в разные эпохи переводят Библию, "немного обгоняют время", и только будущие поколения смогут оценить их труд.

Переводчику Ивану Лобанову, как и Десницкому, и их коллегам, кажется странным, что люди удивляются: "Зачем столько переводов Библии?" Ведь при этом они не задаются вопросом, зачем каждые пять лет переводят "Фауста" Гете, зачем многократно переведены пьесы Шекспира и другие произведения мировой литературы. Библия - это Слово Божие, но еще и памятник древнееврейской и раннехристианской письменности, плод творчества многих людей, и необходимость в новых переводах этого корпуса текстов очевидна, подчеркивают переводчики.

Переводчик Елена Сморгунова вспоминала о необыкновенном чувстве волнения и ответственности, с которым ей довелось работать над этим переводом. "Мы знали древнее правило перевода Священного Писания: ни одно слово не должно быть пропущено, ведь каждое слово - священно. Но и добавить нельзя ни одного слова, иначе - к Кому в соавторы ты просишься? Это было очень трудно, потому что языки разные. Перевод сделан с удивительным вниманием к тем, кто будет его читать, кто будет по этой Книге молиться", - сказала она.

Переводческий коллектив и издателей поздравил с выходом нового издания ректор московского Института святого Фомы католический священник Томас Гарсиа.