Бывший сотрудник КГБ основал на Урале первый буддистский монастырь
 
Бывший сотрудник КГБ основал на Урале первый буддистский монастырь
Шад Тчуп Линг

На Урале под городом Качканар Свердловской области открылся первый местный буддийский монастырь-институт. Его основал более 10 лет назад бывший сотрудник КГБ 43-летний Михаил Санников. Он же является единственным ламой-наставником в своем учебном заведении.

Школа уральского буддизма находится в горах, далеко от людских глаз. На территории монастыря построено несколько жилых домиков и ступа - сооружение сложной формы, которое должно гармонизировать пространство. Сейчас идет постройка второй, самой большой из семи планируемых ступ.

Как рассказал "Новому региону" один из работавших над созданием монастыря последователей буддизма Игорь Смирнов, качканарский монастырь имеет структуру института и носит название Уральского буддийского института Маропы.

Учеников, находящихся на территории монастыря постоянно, на очном отделении, пока только семеро. Четверо из них дали обет монашества. Желающих изучить буддизм заочно тоже много. По словам Игоря Смирнова, монастырь периодически посещают буддисты из Москвы, Ашхабада, Пермской области и Южного Урала.

Последователи уральского буддизма хотят приблизить восточную религию к российской ментальности. "Буддизм всегда имел тесную связь со славянами", - считает Игорь Смирнов.

Как отмечают сами буддисты, монастырь совсем не похож на известные тибетские аналоги. "Все здания у нас больше похожи на времянки, чем на жилые корпуса монастыря", - рассказывает Смирнов. Вопрос о капитальном строительстве висит в воздухе уже около 4 лет. Земля под монастырь властями Качканарского района до сих пор не выделена. Качканарский горнообогатительный комбинат уже несколько лет грозит тем, что на территории института будет вестись добыча полезных ископаемых. "Поэтому мы в каждый момент готовы переехать", - добавил Смирнов.

Однако жители монастыря, несмотря на продуваемые со всех сторон стены времянок, намерены провести зиму в горах. По словам последователей учения, зимовать лама и его ученики остаются со времени основания монастыря.

Вот как описывает быт монахов местная газета "Стрела": ожидаемого храма в восточном стиле нет. Вместо него - строящаяся одноэтажная дача. Повсюду разбросаны стройматериалы. В домике резкий запах печного тепла. Внутри человек шесть завтракают чаем с сахаром и сухим молоком. Места совсем мало: в комнатке - ковровый настил на 30-сантиметровой высоте. В одном углу печка, в другом - двустворчатый шкаф без одной дверцы. На стенах - портреты тибетских лам и буддийские картинки в присущих им ярких цветах: красных, желтых, синих.

Домик - пока главное строение монастыря. Есть еще натянутый на деревянный каркас тент от фуры. Там живут хувараки (буддийские иноки) летом. Чуть поодаль - бревенчатая баня, есть мастерская. Что же здесь от Будды? Это ступа - культовое сооружение. Там сидит фигурка Будды. Ее делал сам основатель буддийского монастыря лама Михаил Санников.

У братии много планов по строительству. Предстоит построить храмовый зал, библиотеку, чайный домик, помещение для гостей, создать фермерское хозяйство, вырыть котлован для пруда, провести электричество, установить компьютер с интернетом через радиомодем, придумать подъемник.

Как говорят в монастыре, все это будет делаться на пожертвования. Помогают работники Качканарского ГОКа, у которых Санников берет только стройматериалы. Деньги не берет, чтобы не быть обязанным. Но как-то они на горе все же появляются – есть в монастыре книга, где расписаны расходы.

Люди узнают о монастыре от знакомых, из Интернета, где о монастыре написано: "Монастырь станет международным медитационным центром. Планируется организация летних детских лагерей, лекций для всех желающих по истории и философии буддизма, астрологии, тибетской медицине, живописи".

Собратья по монастырю

Михаил Санников, основатель монастыря, буддистом был не всю жизнь. Все началось под конец службы в Афганистане, где кагэбэшник Санников (и дед, и отец у него кадровые разведчики, сам он учился в Ярославской школе КГБ) отстреливал из снайперской винтовки душманов. Во время одной из операций увидел через прицел, как лошадь, навьюченная душманским оружием, взбирается по горной тропе и плачет. Он отказался стрелять по ней, за что оказался в штрафбате в горно-спасательной службе на Памире, позже на Алтае. Там он женился, но вскоре развелся. По совету бывшего учителя кендо - борьбы на самурайских мечах - Михаил поступил в Бурятский институт буддизма. По окончании учебы наставник предложил основать буддийский монастырь в северо-восточном отроге горы Качканар. Лама Михаил вместе с единомышленниками строит его уже девять лет. "Не закрыться и не уйти от мира, а в горной тишине разобраться в самом себе, победить свои страсти", - говорит Санников.

Единомышленников у Санникова немного. Точно сказать сколько - невозможно, потому что число постоянно меняется. Примерно 11 человек. Зимой бывает меньше – пятеро.

32-летний Алексей - хуварак с двухнедельным стажем. "Я на автослесаря учился, но занимался всегда другим - музыкой. К буддизму как раз она меня привела. После того, как этой весной я арендовал зал и бесплатно дал концерты, которые настолько меня потрясли, что я не увидел смысла дальше что-либо делать. Я понял, что все, чем занимался, - иллюзия. Никому это не надо. Ты выплескиваешь себя, а обмена нет. Для меня не стало среды, чтобы заниматься, жить этим, получать удовольствие", - рассказывает Алексей.

У хуварака Сергея причины обращения в буддизм похожи: "В городском колесе суеты все силы отдаешь самому городу. Там можно читать книги, и есть иллюзия, что что-то понимаешь и делаешь, но реально - ничего. И ты попадаешь в ловушку сознания. Необходимость движения меня сюда привела. Если бы я не почувствовал, что можно потерять время и не понять саму жизнь и ее глубину, то меня бы здесь не было". Сергей в монастыре надолго.

Другие хувараки приезжают на неделю, как, например, Светлана, немолодая женщина в больших круглых очках: "Я сама из Качканара. Сюда приезжаю каждое лето. Будда помогает здесь душе". Среди монашествующей братии живет даже одиннадцатиклассница Саша из Екатеринбурга "У меня папа буддист, с Мишей знаком. Говорит, что мне обязательно нужно здесь пожить. Мол, полезно".