Всеволод Чаплин

Председатель Отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, по-видимому, стал харизматиком, - то есть обрел благодать получать откровения от самого Всевышнего. Иначе нельзя расценить сделанное им накануне заявление. По словам священника, ему было дано откровение о том, что Господь осуждает участниц Pussy Riot, которые проходят обвиняемыми по cкандальному делу о хулиганстве панк-группы в храме Христа Спасителя.

"Я убежден, что Господь осуждает то, что они совершили. Я убежден, что этот грех и в этой жизни, и в будущей жизни будет наказан", - заявил Чаплин. Сказано это было, как сообщает РБК, во время круглого стола, проведенного журналом The New Times и посвященного границе между искусством и кощунством.

- Всеволод Чаплин: Иран - страна более успешная, чем современный Запад, а до Петра I люди на Руси были счастливы, потом же стали несчастны

На вопрос журналистов, откуда он это знает, Чаплин ответил, до некоторой степени смещая грань между знанием и собственным мнением: "Я знаю, я считаю, что Бог мне это открыл".

"Я считаю, что Бог это мне открыл, как и всей Церкви открыл Евангелие. Он там обещает предельно жесткое воздаяние за любой грех. Почитайте Нагорную проповедь. Выход только один - покаяние", - добавил священник.

Посколько новость об обретении Всеволодом Чаплиным дара внимать откровениям Всевышнего быстро стала резонансной, священник в интервью "Русской службе новостей" решил сделать разъяснение и заявил, что верующие имеют право говорить, о чем думает Бог. "Присутствие Бога в Церкви дает верующим людям право говорить, что думает Бог думает о тех или иных событиях. Когда совершается кощунство, явный грех, конечно, Господь его осуждает. Верующий человек имеет право говорить, что он знают Божью волю. Люди должны слышать, что им говорят христиане. Они знают, что Бог осуждает этот грех и ожидает покаяния", - сказал он.

Напомним, группа Pussy Riot совершила панк-молебен в храме Христа Спасителя. По данному факту возбуждено уголовное дело. Три девушки находятся под арестом.

Как известно, на прошлой неделе Таганский районный суд продлил арест участницам панк-группы Pussy Riot до 24 июля. Следствие считает девушек виновными по ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство). Теперь им грозит до семи лет тюрьмы. Сами арестованные свою вину отрицают.

Так называемый панк-молебен был устроен участницами группы Pussy Riot 21 февраля 2012года в стенах храма Христа Спасителя. Позднее по факту этой акции было возбуждено уголовное дело. В рамках расследования были задержаны активистки Pussy Riot - Н. Толоконникова, М. Алехина и Е. Самуцевич. Суд принял решение заключить их под стражу, невзирая на тот факт, что у двух девушек есть дети.

О чем говорили в The New Times Всеволод Чаплин, Виктор Бондаренко, Роман Багдасаров и другие

В дискуссии, развернувшейся в редакции The New Times, кроме протоирея Всеволода Чаплина, принимали участие основатель общественного движения "Россия для всех" Виктор Бондаренко, религиозный публицист Роман Багдасаров, директор фонда "Открытая Россия" Ирина Ясина и обозреватель журнала The New Times Зоя Светова. Речь шла о том, почему иерархи РПЦ так солидарны со светской властью, кто устанавливает и где проходит грань между кощунством и искусством, на какую роль в государстве претендует Церковь.

Дискуссия открылась вопросом Ирины Ясиной, заданным Всеволоду Чаплину, о том, как РПЦ относится к тому, что силовики и судебная система делают с этими молодыми девушками. Первый раз они выступили в Богоявленском соборе. И Церковь не обратила на них внимания. В храме же Христа Спасителя хватило одной минуты для того, чтобы их акция была жестко пресечена. Потом в сети появился видеоклип с песней "Богородица, Путина прогони". И теперь их судят за клип, а не за то, что они делали в храме Христа Спасителя. При этом Ирина Ясина выразила предположение, что если бы девушки спели "Богородица, Путина сохрани", то вообще никаких проблем у них бы не было. Вот некоторые выдержки из этого разговора.

Проблема, ответил Всеволлод Чаплин, не в том, что и когда они сделали. Проблема в их позиции. "Против Путина они выступали и раньше, но такой отрицательной реакции не было. В храме Христа Спасителя имя Бога было сопоставлено с бранным словом... Ведь против патриарха много чего говорили, а уж против Путина говорили сами знаете сколько. Здесь совершено именно кощунственное действие. Действия, которые оскорбляют религиозные чувства, очень и очень опасны, из-за них сейчас в мире льется кровь. Мы знаем, что именно это происходит после таких инцидентов, как, например, сожжение Корана. Именно поэтому на них нужно реагировать со всей жесткостью. Дело государства, как оно реагирует, Церковь не следствие и не суд. Но нужно сделать все, чтобы такого рода действия были абсолютно исключены. Есть ряд высказываний, которые в тех или иных странах совершенно невозможны. Невозможно в Германии прославлять Гитлера, например", - заявил священник.

Роман Багдасаров: Заметьте, чем дольше сидят под стражей участники группы Pussy Riot, тем больше людей понимают их и поддерживают. Отец Всеволод упомянул некоторые государства, в которых подобные акции невозможны по определению. И я бы даже назвал одно такое государство, где покушения на религиозные чувства очень жестко караются. Я не уверен, что нашему государству стоит брать в этом плане Иран за ориентир. В силу хотя бы нашей многоконфессиональности.

В. Чаплин: Иран тоже многоконфессиональная страна и очень успешная страна, более успешная, чем современный Запад.

Р. Багдасаров: В Иране эти жесткие действия подкреплены определенным духовным авторитетом и определенной преемственностью традиций. Например, шиитской традицией, которая там существует. Если говорить о нашей стране, то те люди, которые жестко выступают против Pussy Riot, в церковных делах по большей части являются неофитами, а часто и радикалами.

В. Чаплин: В Церкви есть самые разные люди, но это часть Церкви. Это такая же часть Церкви, как и все другие, они имеют право на свой голос. Это в основном старшее поколение. И в то же самое время это те люди, которые уже научились не бояться говорить. Ведь сейчас Церковь пытаются дрессировать. За каждое смелое высказывание устраивают публичную порку. Но запугать нас уже нельзя. Можно жаловаться патриарху, можно кричать всякие гадости в интернете. Но люди в Церкви привыкли говорить самостоятельно. И они строят общество так, как считают нужным.

Зоя Светова: Надежда Толоконникова и Мария Алехина писали письма, где просили прощения у верующих. Этого недостаточно?

Чаплин: Там не было слов покаяния. Единственный шаг, полшага в верном направлении был сделан госпожой Алехиной, которая процитировала Мандельштама, при этом цитата была подобрана очень хорошо: "Ну что ж, я извиняюсь, но в глубине ничуть не изменяюсь"... Но даже извиняясь, она продолжает настаивать на правоте своей позиции. Эта позиция, как мне кажется, должна быть изменена. Госпожа Толоконникова написала еще более интересный текст, в котором было сказано следующее: "Если кто-то чувствует себя оскорбленным, надо простить". В данном случае очень и очень важно все-таки, как мне кажется, переосмысление того, что было сделано. И тогда откроется дорога и для диалога, и для прощения, я надеюсь. Потому что то, что совершено, это, конечно, грех, который нуждается в раскаянии... Акция была публичная, поэтому и изменение позиции должно быть публичным.

И. Ясина: У этих молодых женщин есть маленькие дети. Сами они находятся в тюрьме, которая скорее ведет людей к ожесточению, нежели к покаянию. И не кажется ли вам, что внутреннюю работу над собой человек необязательно должен совершать в тюрьме?

В. Чаплин: Господь может побуждать их к покаянию разными методами. Почитайте аскетическую православную литературу. Для покаяния Господь посылает человеку и скорби, и болезни, и войны, и голод, и многое другое. Господь действует разными путями.

Виктор Бондаренко: ...Господь сам разберется, это была бы правильная позиция Церкви. Если Господь оскорблен, я думаю, у него есть возможности наказать — вот здесь отец Всеволод сказал — и другими способами. Меня удивляет разночтение и разное понимание Нагорной проповеди. Я не один раз ее читал. Там сказано: "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас. Благотворите ненавидящим вас. И молитесь о гонящих вас и обижающих вас". Где вы увидели, что Господь призывает к наказанию? Я этого не увидел...

В. Чаплин: У нас нет принципа отделения Церкви от государства. Вы знаете об этом? Давайте разберемся с некоторыми мифами, которые давно опровергнуты, но которые все еще пытаются озвучить в общественном пространстве. Конечно, религиозные организации, религиозные общины, верующие люди, в том числе принадлежащие к нашей Церкви, имеют ровно такое же право высказываться, как активисты ЛГБТ. У нас, у Церкви, нет, извините, государственного репрессивного аппарата, мы не можем никого заставить соглашаться с нами. Но высказываться мы можем, мы должны и будем это делать...

От государства отделены религиозные объединения. Это управленческие структуры религиозных организаций. Что означает этот принцип? Он толкуется в 5-й статье Закона о свободе совести религиозных объединений и означает, что религиозные объединения не являются органами власти, слава Богу. И государство не несет на себе религиозных функций. Вот больше ничего этот принцип по большому счету не означает. Церковь как мировоззрение, религия как явление не может быть отделена от государства точно так же, как не может быть отделен от государства народ.

Р. Багдасаров: Это уже софистика. Тогда и буддизм не отделен от государства.

В. Чаплин: Нет. Конечно, нет. Наше общество не светское. Часть его светская, а часть религиозная.

Р. Багдасаров: Вы сказали, что Церковь не отделена от государства. Наверное, вы имели в виду не государство, а общество?

В. Чаплин: Церковь как значительная часть народа от государства не отделена и не может быть отделена.

Р. Багдасаров: Для меня вообще новость, что наша Церковь не отделена от государства. Я всегда считал, что Церковь не может быть отделена от общества, потому что есть разные общественные организации, в том числе церковные, религиозные, и Церковь — часть нашего общества, это абсолютно точно. Так же как часть нашего общества — геи и лесбиянки. Но вы утверждаете, что наше государство более не является светским, так?

В. Чаплин: Оно не может быть отделено от мировоззрения, от религии.

В. Чаплин: Для православия симфония Церкви, государства и народа — это норма. Мы не стыдимся этого, мы считаем это правильным.

В. Бондаренко: Когда патриарх Алексий [Алексий I (Симанский). - Прим. ред.) отслужил молебен за здравие, а потом за упокоение Сталина, было ли это единение с народом? Я считаю, что по своей сути РПЦ — антинародная церковь, она всегда на стороне власти — всегда, во все времена… Был при Иване Грозном митрополит Филипп, он не был на стороне власти, и его Малюта Скуратов задушил. Все остальные были на стороне власти, вот поэтому она по сути антинародная.

В. Чаплин: Я не считаю, что народ и власть должны всегда находиться в противоречии друг с другом. Тут мы сталкиваемся с разницей идеалов, если хотите: вы, Виктор, представляете в бÓльшей степени западный социальный идеал, который предполагает вечный конфликт между ветвями власти, между народом и властью.

В. Бондаренко: Разделение, а не конфликт. Независимый суд, независимое следствие. Разделение!

В. Чаплин: Многопартийность, постоянную политическую конкуренцию, экономическую конкуренцию. Православный общественный идеал другой: это идеал единства народа и власти, разных народных слоев, религиозных общин.

В. Бондаренко: Почему РПЦ считает, что она вообще имеет право судить? Почему? Много столетий, вплоть до Петра I институт Церкви не был отделен от государства. Церковь была властью.

Чаплин: И страна хорошо жила, лучше, чем западные страны…

В. Бондаренко: Я там не был, я не знаю этого, я только читаю указы Петра и вижу, как жила страна, что ему нужно было издавать указы о том, что надо мыться раз в неделю, не вытирать руки об бороду. Если что-то мы стали иметь, то только благодаря западной прививке, которую привез из Голландии Петр. У нас появились подрамник, холст, краски, телескоп, микроскоп. Ничего этого не было и не могло бы быть, если бы Петр не понял, что с Русской православной церковью он никогда не сможет вытащить нашу страну из византийского, дохристианского, рабовладельческого строя.

И сейчас РПЦ опять начинает вмешиваться в строительство государства. Вспомните, вы его строили тысячу лет, а оно в 1917-м развалилось за пару месяцев. Почему вы думаете, что сейчас вам удастся то, что не удалось тогда? У вас, извините, проект поменялся? У вас местность поменялась? Однажды у вас уже был "помазанник Божий на земле" во главе государства, и оно рухнуло! А сейчас вы опять пытаетесь это же здание перестроить — по тем же калькам, теми же методами, на том же самом месте.

В. Чаплин: Государство рухнуло в 1917 году именно потому, что Церковь оторвали от народа.

В. Бондаренко: А почему оторвали?

В. Чаплин: Из-за вашего Петра. До него люди были счастливы, потом они стали несчастны.

В. Бондаренко: Вы смотрели "Пролетая над гнездом кукушки"? Там в психушке, особенно после электрошока, тоже все были счастливы…

В. Чаплин: Счастье людей не определяется ни деньгами, ни подрамниками, ни холстами…