Тверской суд Москвы во вторник признал незаконным решение Генпрокуратуры об отказе в рассмотрении вопроса о реабилитации царской семьи
Вопрос о реабилитации царской семьи обсуждается уже несколько лет. В конце 2005 года от имени княгини Марии Владимировны, проживающей в Испании
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Тверской суд Москвы во вторник признал незаконным решение Генпрокуратуры об отказе в рассмотрении вопроса о реабилитации царской семьи
НТВ
 
 
 
Вопрос о реабилитации царской семьи обсуждается уже несколько лет. В конце 2005 года от имени княгини Марии Владимировны, проживающей в Испании
Архив NEWSru.com
 
 
 
Мария Владимировна считает, что реабилитация царской семьи нужна, прежде всего, современному российскому государству
Архив NEWSru.com

Тверской суд Москвы во вторник признал незаконным решение Генпрокуратуры об отказе в рассмотрении вопроса о реабилитации царской семьи. Таким образом, суд обязал Генпрокуратуру рассмотреть заявление княгини Марии Романовой с просьбой признать расстрел царской семьи политическим преступлением, передает "Интерфакс".

Судьи посчитали неправомерным ответ Генпрокуратуры и обязал рассмотреть заново иск Марии Романовой в установленном порядке. В то же время суд прекратил производство в части необоснованности вопроса о реабилитации царской семьи. "Судом не рассматривался вопрос о наличии или отсутствии оснований для реабилитации Николая II и членов его семьи, поскольку существует иной порядок рассмотрения - уголовный", - отметил один из судей.

Вопрос о реабилитации царской семьи обсуждается уже несколько лет. В конце 2005 года от имени княгини Марии Владимировны, проживающей в Испании, в Генпрокуратуру РФ было направлено обращение с просьбой признать расстрел царской семьи политическим преступлением и выдать справки о реабилитации царя и членов его семьи.

В опубликованном 20 февраля 2006 года письме с отказом о проведения надлежащих процедур сообщалось, что "достоверных свидетельств существования каких-то официальных решений судебных или несудебных органов о применении к погибшим репрессии по политическим мотивам, как того требует действующее реабилитационное законодательство, не имеется".

По мнению прокуратуры, это "было умышленное убийство, пускай и имеющее политическую окраску, совершено лицами, не наделенными соответствующими судебными и административными полномочиями". В ответе отмечалось, что "достоверных свидетельств существования каких-то официальных решений о применении к погибшим репрессий по политическим мотивам не имеется, поэтому убийство носило простой уголовный характер".

В конце февраля 2006 года Российский императорский дом повторно обратился в Генпрокуратуру РФ с просьбой направить в суд дело о реабилитации императора Николая II и его семьи. По словам адвоката главы Дома Германа Лукьянова, он направил на имя предыдущего генпрокурора России Владимира Устинова заявление, в котором просит передать в суд все материалы, на основании которых было принято решение об отказе признать царскую семью жертвами политических репрессий. Согласно статье 8 закона "О реабилитации жертв политических репрессий". Лукьянов заявил, что "при отказе в реабилитации Генпрокуратура должна отправить дело в суд, чего не было сделано". Кроме того, по его словам, Российский императорский дом готовит самостоятельный иск в суд по этой проблеме.

Адвокат подчеркивал, что заявление в Генпрокуратуру о реабилитации последнего российского императора и членов его семьи не связано с имущественными интересами в случае положительного разрешения этого вопроса. По его словам, в соответствии с законом РФ "О реабилитации жертв политических репрессий, в случае реабилитации только сами репрессированные, а также родственники первой очереди могут претендовать на какое-либо имущество - как известно, таковых нет. "Мария Владимировна считает, что реабилитация царской семьи нужна, прежде всего, современному российскому государству, чтобы оно не на словах, а на деле отрешилось от кровавых преступлений и восстановило преемственность многовековой истории Отечества", - говорил Лукьянов.

Однако по мнению Генпрокуратуры, ссылка адвоката на статью 8 закона о реабилитации жертв политических репрессий, обязывающую, по утверждению защиты, направлять дело с заключением прокурора в суд, являлась ошибочной. В этой связи, 29 марта 2006 года истцам было в очередной раз отказано в проведении надлежащего процессуального расследования.