Николай II
 
Николай II
Global Look Press

15 марта (2 марта по старому стилю) 1917 года в ходе Февральской революции российский император Николай II отрекся от престола.

Этому предшествовало значительное ухудшение социально-экономического положения Российской империи, вызванное затянувшейся Первой мировой войной (1914-1918). Неудачи на фронтах, экономическая разруха, порожденная войной, обострение нужды и бедствий народных масс, рост антивоенных настроений и всеобщее недовольство самодержавием привели к массовым выступлениям против правительства и династии в крупных городах и прежде всего в Петрограде (ныне Санкт-Петербург), напоминает РИА "Новости".

Государственная дума была готова произвести "бескровную" парламентскую революцию для перехода от самодержавия к конституционной монархии. Председатель Думы Михаил Родзянко непрерывно слал в Ставку Верховного главнокомандующего в Могилеве, где находился Николай II, тревожные сообщения, предъявляя от имени Думы правительству все новые настойчивые требования о реорганизации власти. Часть окружения императора советовала ему пойти на уступки, дав согласие на образование Думой правительства, которое будет ответственно не перед царем, а перед Думой.

В ставке вначале не отдавали себе отчета о значении и масштабе событий, развертывающихся в Петрограде, хотя 11 марта (26 февраля по старому стилю) 1917 года Николай II приказал командующему Петроградским военным округом прекратить начавшиеся в столице беспорядки. Всеобщая забастовка и манифестации переросли в вооруженное восстание. Войска открыли огонь по демонстрантам, но было уже поздно. 12 марта (27 февраля по старому стилю) город почти весь был в руках бастующих. Правительство потеряло контроль над столицей.

В этот день в Петроград из Ставки для наведения порядка был направлен генерал Николай Иванов с надежными частями (батальоны георгиевских кавалеров из охраны Ставки), но они были задержаны революционными войсками на пути в столицу.

Не зная о провале миссии генерала Иванова, Николай II 13 марта (28 февраля по старому стилю) выехал из Ставки в Царское Село, где находилась его семья. В пути его поезд был задержан по распоряжению революционных властей и перенаправлен в Псков, где находился штаб Северного фронта.

Поздним вечером 14 марта (1 марта по старому стилю) Николай II прибыл в Псков, где главнокомандующий Северным фронтом генерал Николай Рузский, переговорив с Петроградом и Ставкой в Могилеве, предложил ему попытаться локализовать восстание в Петрограде путем соглашения с Думой и образования ответственного перед Думой кабинета министров. Но Николай II отложил решение вопроса на утро, все еще надеясь на миссию генерала Иванова.

Утром 15 марта (2 марта по старому стилю) Рузский доложил Николаю II, что миссия генерала Иванова не удалась. Председатель Госдумы Родзянко через генерала Рузского заявил по телеграфу, что сохранение династии Романовых возможно при условии передачи трона наследнику Алексею при регентстве младшего брата Николая II - Михаила. Важным инструментом давления на монарха были ложные сведения о том, что его семья находится под контролем восставших.

Государь поручил генералу Рузскому запросить по телеграфу мнение командующих фронтами. На вопрос о желательности отречения Николая II положительно ответили все (даже дядя Николая, великий князь Николай Николаевич, командующий Кавказским фронтом), за исключением командующего Черноморским флотом адмирала Александра Колчака, который от посылки телеграммы отказался.

Получив ответы главнокомандующих, Николай II принял решение отречься от престола в пользу сына при регентстве брата, великого князя Михаила Александровича. Был подготовлен соответствующий текст отречения. Однако после разговора с лечащим врачом наследника, который подтвердил, что болезнь Алексея неизлечима, опасаясь за здоровье сына, император изменил решение.

Вечером 15 марта (2 марта по старому стилю), когда из Петрограда приехали представители Временного комитета Государственной думы Александр Гучков и Василий Шульгин, Николай II заявил, что "...во имя блага и спасения России я был готов отречься от престола в пользу своего сына, но... пришел к заключению, что ввиду его болезненности мне следует отречься одновременно и за себя и за него" в пользу брата.

Гучкову и Шульгину ничего не оставалось, как согласиться с решением императора. Был составлен новый текст отречения, который Николай II подписал в полночь на исходе 15 марта (2 марта по старому стилю) в поезде, стоявшем на путях у железнодорожного вокзала Пскова.

В подписанном акте об отречении говорилось: "...Мы передаем наследие Наше Брату Нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату Нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу".

Документ был подписан не фактическим временем, а временем принятия Николаем II решения об отречении - 15 часов. Двумя часами ранее были датированы подписанные уже после отречения указы о назначении верховным главнокомандующим великого князя Николая Николаевича, а председателем Совета министров - князя Георгия Львова. Посредством этих документов делегаты от Думы рассчитывали создать видимость преемственности военной и гражданской власти.

После этих событий император записал в дневнике: "В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!"

В Петрограде отречение Николая II от престола в пользу брата вызвало шквал протестов. Рядовые участники революции и социалисты из Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов решительно выступили против монархии в любом виде, а министр юстиции Временного правительства Александр Керенский отметил, что не ручается за жизнь нового монарха, и уже 16 марта (3 марта по старому стилю) великий князь Михаил отрекся от престола. В акте отречения он заявил, что мог бы взять власть только по воле народа, выраженной Учредительным собранием, избранным на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования, а пока призвал всех граждан державы Российской подчиниться Временному правительству.

С этого момента монархия в России перестала существовать.

22 марта (9 марта по старому стилю) 1917 года последний российский император вместе с семьей был арестован, а 17 июля 1918 года они все были расстреляны в Екатеринбурге по постановлению Уральского совета рабочих и солдатских депутатов.

100 лет Февральской революции

23 февраля (8 марта по новому стилю) 1917 года в Петрограде начались массовые стачки и демонстрации. 27 февраля (12 марта) к антиправительственным выступлениям присоединились солдаты Петроградского гарнизона, всеобщая забастовка и манифестации переросли в вооруженное восстание. В результате правительство потеряло контроль над столицей и прекратило свою деятельность.

В тот же день в Петрограде были организованы революционные органы власти: либеральный Временный комитет Государственной думы (ВКГД) во главе с председателем парламента Михаилом Родзянко и социалистический Совет рабочих депутатов (с 1 марта - Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, Петросовет) во главе с меньшевиком Николаем Чхеидзе.

Петросовет изначально заявил о намерении бороться до конца за свержение самодержавия, утверждение в России республики и созыв Учредительного собрания. При этом руководители совета рассматривали действующую армию, и в первую очередь ее командный состав, как главную опасность для революции.

Мятежные войска Петроградского гарнизона являлись главным силовым ресурсом Петросовета. Большинство его депутатов были непосредственными участниками восстания и находились под угрозой дисциплинарной ответственности за мятеж. Командование действующей армии и Временный комитет Государственной думы, поддержавшие свержение монархии, в первые дни революции видели свою задачу в том, чтобы не допустить политизации фронтовых частей в условиях войны.

В ночь на 28 февраля (13 марта) 1917 года председатель ВКГД Михаил Родзянко подписал приказ по войскам Петроградского гарнизона с требованием к солдатам и офицерам немедленно возвратиться в свои казармы. Офицеры также должны были "принять все меры к водворению порядка". Этот документ в Петроградском совете расценили как первый шаг к возможной контрреволюции.

Заместитель председателя исполкома Петросовета Матвей Скобелев позднее вспоминал: "В войсках, которые свергли старый режим, командный состав не присоединился к восставшим, и, чтобы лишить его значения, мы были вынуждены издать приказ N1. У нас была скрытая тревога, как отнесется к революции фронт. Отдаваемые распоряжения внушали опасения".

1 (14) марта 1917 года Петросовет принял Приказ N1 по Петроградскому гарнизону, который в дальнейшем оказал значительное влияние на ход революции в России.

Этот документ фактически отменял единоначалие в армии и на флоте, предписывал создание в частях (начиная с роты) солдатских комитетов, которым передавался контроль за всем оружием с категорическим приказом не выдавать его офицерам. Приказ устанавливал, что в своих политических выступлениях гарнизон подчиняется солдатским комитетам и Петросовету.

Приказы других органов власти могли исполняться, только если они не противоречили распоряжениям совета. Солдаты вне службы получали равные со всеми гражданами права, было отменено обязательное отдание воинской чести, введен запрет на обращения к солдатам на "ты". Вместо титулования офицеров ("ваше благородие" и др.) было введено обращение по званию ("господин полковник" и др.). Общую редакцию документа осуществлял адвокат, социал-демократ, масон, секретарь исполкома Петросовета Николай Соколов.

Приказ N1 был опубликован 2 (15) марта 1917 года в утреннем выпуске газеты "Известия Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов". В условиях революции его действие вышло за пределы столичного гарнизона и распространилось на всю армию и флот, в том числе и на фронтовые части.

Практика исполнения приказа привела к дезорганизации вооруженных сил: солдаты выходили из повиновения офицерам, в отношении которых допускали расправы, развивалось массовое дезертирство. Солдатские комитеты постоянно расширяли свои полномочия, вплоть до вмешательства в руководство боевыми операциями. Генерал Петр Краснов позднее писал, что "Брестский мир явился неизбежным следствием Приказа N1 и разрушения армии".

Командование действующей армии и военный министр Временного правительства Александр Гучков негативно отнеслись к публикации приказа. В ходе переговоров с Петросоветом Гучков пытался убедить социалистов аннулировать его положения. Однако ему удалось добиться лишь публикации Петросоветом нескольких расплывчатых деклараций. В них, наряду с подтверждением положений Приказа N1, говорилось об обязанности солдат подчиняться всем распоряжениям командиров, "относящимся до военной службы".

7 (20) марта 1917 года Петросовет обратился с воззванием к действующей армии, в котором было указано, что Приказ N1 относится только к войскам Петроградского военного округа. Для фронтовых частей предполагалось "выработать, в согласии с исполнительным комитетом совета рабочих и солдатских депутатов, новые правила отношений солдат и командного состава". По воспоминаниям генерала Антона Деникина, это воззвание не получило никакого распространения в войсках и "ни в малейшей степени не повлияло на ход событий, вызванных к жизни Приказом N1".