Специальные вагоны для перевозки осужденных и лиц, содержащихся под стражей, (спецвагоны) представляют собой модификацию стандартного пассажирского вагона и не имеют ничего общего с товарными вагонами начала XX века
 
Специальные вагоны для перевозки осужденных и лиц, содержащихся под стражей, (спецвагоны) представляют собой модификацию стандартного пассажирского вагона и не имеют ничего общего с товарными вагонами начала XX века
©РИА Новости / Георгий Зимарев

В Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) прокомментировали обвинения в жестоких условиях этапирования заключенных в России, прозвучавшие в докладе Amnesty International, передает ТАСС.

"Специальные вагоны для перевозки осужденных и лиц, содержащихся под стражей (спецвагоны), представляют собой модификацию стандартного пассажирского вагона и не имеют ничего общего с товарными вагонами начала XX века, оборудованными под перевозку людей и именуемыми в народе "столыпинскими", - заявил начальник управления охраны и конвоирования ФСИН России Александр Шляхов, отвечая на вопрос о сравнении современных условий этапирования с так называемыми столыпинскими вагонами начала прошлого века.

По его словам, конструкция современных спецвагонов, внутреннее оборудование и оснащение помещений, а также системы жизнеобеспечения (вентиляция, отопление, водоснабжение, санузлы и т. д.) аналогичны оборудованию пассажирских вагонов, за исключением купейной зоны для пассажиров, где в спецвагонах оборудованы камеры со спальными и сидячими местами.

Шляхов также огласил нормы размещения арестантов в камерах спецвагонов: по 12 человек в больших камерах и до шести человек - в малых. "Большая камера оборудована шестью полками, рассчитанными на четыре места для лежания и восемь мест для сидения. Малая камера оборудована тремя полками, рассчитанными на два места для лежания и четыре места для сидения", - пояснил начальник управления. Он напомнил, что индивидуальное спальное место для конвоируемых не предусмотрено.

В докладе Amnesty International, в частности, говорилось о том, что заключенные во время этапирования фактически "пропадают" порой на несколько недель и родственники о них ничего не знают. Представитель успокоил и по этому вопросу: он пояснил, что в соответствии с законом администрация учреждения информирует одного из родственников - по выбору самого осужденного - о его убытии из СИЗО к месту отбывания наказания и о прибытии в исправительное учреждение.

"Кроме того, на каждом этапе пути по прибытию в СИЗО или транзитно-пересыльный пункт осужденный может сообщить письмом через администрацию учреждения уголовно-исполнительной системы (УИС) родственникам о своем местонахождении", - заметил Шляхов.

ФСИН не властна над железнодорожными маршрутами

Но что касается требования сократить время этапирования заключенных и даже ввести лимит максимального времени в пути, тут представитель ФСИН развел руками: служба исполнения наказаний зависит от железнодорожных маршрутов. "Для конвоирования осужденных и лиц, содержащихся под стражей, из следственных изоляторов в исправительные учреждения и обратно, а также между исправительными учреждениями, где осуществляется движение пассажирских поездов, устанавливаются плановые маршруты по железным дорогам", - пояснил Шляхов. По его словам, система перевозки арестантов построена с учетом имеющейся сети исправительных учреждений, сети железных дорог и расписания движения пассажирских и почтово-багажных поездов.

Поскольку нет возможности создать прямые беспересадочные маршруты между всеми колониями, осужденных направляют к местам отбывания наказания по кратчайшим путям, с наименьшим количеством пересадок, транзитом через следственные изоляторы или транзитно-пересыльные пункты, указал Шляхов и пояснил, что спецвагоны не цепляют к скорым поездам из-за отсутствия стоянок скорых поездов на станциях, где проходят пути следования арестантов.

По словам Шляхова, сроки перемещения осужденных зависят от наличия железнодорожной инфраструктуры в том или ином субъекте РФ, интенсивности движения поездов, количества пересадок на маршруте следования, наличия парка спецвагонов. Однако ФСИН старается оптимизировать маршруты конвоирования в рамках сокращения времени непрерывного пребывания осужденных и лиц, содержащихся под стражей, в специальных вагонах при их перемещении между субъектами РФ, подчеркнул начальник управления.

В автозаках биотуалет можно устанавливать еще с 2013 года

Прокомментировали во ФСИН и спецавтомобили для этапирования, раскритикованные правозащитниками. "Выводы о перевозке в условиях, которые в докладе приравниваются к жестокому, бесчеловечному и унижающему человеческое достоинство обращению, не соответствуют действительности", - заявил Шляхов.

По его словам, спецавтомобили оборудованы современными системами кондиционирования, отопления, связи, видеонаблюдения, спутникового мониторинга с использованием сигналов ГЛОНАСС; с 2013 года предусмотрена возможность установки в спецавтомобиле типа "АЗ" биотуалета", а при перевозке каждому конвоируемому выделяется место для сидения.

По словам Шляхова, все спецавтомобили, используемые ФСИН России, изготавливаются и сертифицируются в соответствии с требованиями Технического регламента Таможенного союза и представляют собой модификацию современных отечественных автомобилей категории "D", то есть автобус.

Жалобы на условия в спецавтомобилях дважды рассматривались Верховным судом России. "Нормы посадки и размеры камер специальных автомобилей типа "АЗ", используемых в уголовно-исполнительной системе, в 2012-м и 2016 годах решениями Верховного суда РФ признаны соответствующими установленным для спецавтомобилей техническим характеристикам и не нарушающими прав и свобод конвоируемых", - указал Шляхов.

Amnesty International в октябре представила доклад на тему этапирования осужденных в России, в котором обвинила ФСИН в том, что зачастую условия перевозок могут быть признаны жестокими и унижающими человеческое достоинство. Правозащитники отмечали, что в вагонах для перевозки арестантов зачастую можно только сидеть, но не лежать, нет постельного белья, а посещение туалета возможно только раз в пять-шесть часов, за исключением ночного времени, когда это вовсе не предусмотрено.

Большинство заключенных, в особенности женщины, отбывают наказание очень далеко от своего дома и родственников, что является одной из причин столь долгих поездок, которые им приходится предпринимать, и затрудняет свидания с родственниками.

Правозащитники призвали российские власти покончить с секретностью при перевозке заключенных, соблюдать принцип отбытия осужденными наказание в том же регионе страны, где находится их дом и семья, установить максимальную продолжительность перевозки заключенных в семь дней и улучшить санитарные условия перевозки.