Инцидент произошел в среду около 20:00 на территории воинской части в ходе учений
Причиной самоубийства полковника Штакала стала высказанная в его адрес критика со стороны командования дивизии по поводу исполнения им служебных обязанностей
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Инцидент произошел в среду около 20:00 на территории воинской части в ходе учений
Архив NEWSru.com
 
 
 
Причиной самоубийства полковника Штакала стала высказанная в его адрес критика со стороны командования дивизии по поводу исполнения им служебных обязанностей
Архив NEWSru.com
 
 
 
В настоящее время в Приволжско-Уральском военном округе проходит масштабная проверка Минобороны. Московская комиссия проверяет боеспособность подразделений ПУрВО
Архив NEWSru.com
 
 
 
Не исключено, что поводом для суицида стала неудовлетворительная оценка действий полковника
Архив NEWSru.com

В Екатеринбурге в присутствии командования застрелился заместитель командира 34-й мотострелковой дивизии по вооружению полковник Андрей Штакал.

Инцидент произошел в среду около 20:00 на территории воинской части в ходе учений. Офицер из табельного оружия выстрелил себе в висок. Он был доставлен в госпиталь, где от полученного ранения скончался.

Как сообщили в военной прокуратуре Приволжско-Уральского военного округа, в настоящее время по данному факту возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.

По одной из версий, причиной самоубийства полковника Штакала стала высказанная в его адрес критика со стороны командования дивизии по поводу исполнения им служебных обязанностей, сообщает "Новый Регион".

В настоящее время в Приволжско-Уральском военном округе проходит масштабная проверка Минобороны. Московская комиссия проверяет боеспособность подразделений ПУрВО. Не исключено, что поводом для суицида стала неудовлетворительная оценка действий полковника.

34-я мотострелковая дивизия дислоцируется в Приволжско-Уральском военном округе. Она считается соединением постоянной готовности. Командует дивизией 36-летний генерал-майор Сергей Владимирович Суровикин.

В марте этого года его имя неоднократно упоминалось в российских СМИ в связи с инцидентом, связанным с жалобой одного из офицеров на него в прокуратуру Екатеринбургского гарнизона по поводу избиения на почве политических взглядов. Подполковник Виктор Цибизов обратился в прокуратуру гарнизона с жалобой о том, что его избил его старший начальник - командир дивизии генерал-майор Сергей Суровикин.

Причиной нанесения побоев в служебном кабинете генерала послужило, по версии пострадавшего, то, что Цибизов на прошедших 14 марта довыборах в Госдуму голосовал "не за того кандидата", сообщает "Известия".

Генерал отрицал факт избиения и преследования по политическим мотивам. В военной прокуратуре Екатеринбургского гарнизона подтвердили, что подполковник Цибизов действительно обратился с заявлением о нанесении ему побоев. По этому поводу назначена прокурорская проверка. Кроме того, такую же жалобу Цибизов подал на имя командующего Приволжско-Уральским военным округом генерал-полковника Александра Баранова, в прокуратуру ПУрВО и в отдел Генпрокуратуры по Уральскому федеральному округу.

По версии подполковника Цибизова, 14 марта вышестоящие офицеры доставили его в кабинет командира дивизии генерал-майора Суровикина с избирательного участка, где он находился в качестве наблюдателя от штаба кандидата в депутаты Госдумы Евгения Зяблицева. В присутствии генерала старшие офицеры несколько часов настойчиво "рекомендовали" ему до конца голосования не появляться на избирательном участке, угрожая суровыми санкциями, вплоть до увольнения и непредоставления положенной ему, Цибизову, квартиры.

Подполковник Цибизов уверен, что причиной давления на него оказались именно политические пристрастия командования части, которое сделало перед голосованием ставку на другого кандидата в Госдуму - генерального директора завода по обработке цветных металлов Николая Тимофеева. Накануне довыборов в Госдуму по 162-му Верх-Исетскому избирательному округу Тимофеев обещал военным защищать их интересы, в отличие от Зяблицева, который на всех встречах с избирателями говорил, что надо урезать бюджетное финансирование военных в пользу пенсионеров.

Вечером 16 марта, когда уже были известны предварительные итоги голосования и стало ясно, что на выборах победил Зяблицев, Виктора Цибизова под конвоем снова доставили в кабинет командира дивизии генерала Суровикина. Там, по словам подполковника, от него потребовали написать рапорт на увольнение и избили.

"В кабинете кроме генерала находились его адъютант, его заместитель по воспитательной работе полковник Чукров и третий офицер, фамилии которого я не знаю, - сказал Виктор Цибизов. - Они били, толкали меня в грудь, в общем, вели себя, как солдаты и сержанты в казарме. Позже я зашел в санчасть и документально засвидетельствовал легкие телесные повреждения" Кроме названных Цибизовым лиц, никаких свидетелей и очевидцев происшедшего не было.

В избирательном штабе Зяблицева официально работала супруга подполковника, а сам он никем - в соответствии с законом о военной службе - там не числился. Заслуженную квартиру семья Цибизовых действительно должна получить вскоре. Но чтобы квартира стала не служебной, а принадлежала офицеру на правах собственности, нужно сначала уволиться из армии. Возможно, предполагает источник, подполковник Цибизов таким странным "политическим" способом решил уйти в отставку, чтобы стать владельцем квартиры.

О 36-летнем генерале Суровикине осведомленные лица в штабе округа отзываются как о серьезном, целеустремленном офицере. Свою мотострелковую дивизию он за короткий срок из отстающей вывел в категорию состояния постоянной боевой готовности. Но порядок, как утверждают его коллеги, наводил "железной рукой" - поскольку "в армии иначе нельзя".

Из личного дела Сергея Владимировича Суровикина

"Окончил Омское высшее общевойсковое училище с золотой медалью, был направлен для прохождения службы в подразделение специального назначения, воевал в Афганистане, затем проходил службу в Таманской дивизии.

В августе 1991 года во время ПУТЧа в Москве командовал 1-м мотострелковым батальоном, получил задачу выставить блокпосты на Садовом кольце, обеспечить безопасность мирного населения. В состав батальона входил БМП N536, раздавивший во время волнений троих гражданских лиц - Дмитрия Комаря, Илью Кричевского и Владимира Усова.

Был арестован, находился в "Матросской Тишине" около семи месяцев. Был оправдан.

С отличием окончил Академию Генштаба Министерства обороны РФ. После окончания Академии прибыл в Таджикистан для дальнейшего прохождения службы. Занимал пост начальника штаба 201 мотострелковой дивизии.

Имеет три ранения и одну контузию".

Суровикин командовал 1-м мсб, в состав которого входил БМП N536, раздавивший трех гражданских лиц во время путча 1991 года

АДМИНИСТРАТИВНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ по поводу инцидента личного состава 1 мсб в/ч 73881 с гражданскими лицами, происшедшего в ночь с 20 на 21 августа 1991 года. Командир в/ч 73881 - подполковник Налетов А.Т., и.о. командира 1 мсб - капитан Суровикин С.В., командир 3 мср - старший лейтенант Михайлов С.В.

Выполняя приказ коменданта г. Москвы о введении комендантского часа в г. Москве, командир в/ч 73881 подполковник Налетов А.Т. отдал письменный приказ N2 от 20.08.(19)91 года "О реализации приказа командира соединения на введение комендантского часа на территории города", в соответствии с которым командиру 1 мсб предписывалось выставить 11 комендантских постов по Садовому кольцу от площади Маяковского до Смоленской площади. Приказом определен порядок выставления постов, места их размещения, силы и состав постов, порядок действий личного состава поста, порядок применения оружия.

Около 22:30 20.08 батальон под командованием и.о. командира 1 мсб капитана Суровикина С.В. в составе 20 БМП-1 и одного БРДМ-2 начали выдвижение по маршруту аэродром Центральный, Ленинградское шоссе, площадь Маяковского, Смоленская площадь. Выставив несколько постов на маршруте выдвижения, батальон около 24:00 20.08 головной колонны подошел к перекрестку Садового кольца с Калининским проспектом, где встретил заграждение из двух рядов автомашин с песком и с обеих сторон улицы толпу возбужденных людей, которые криками и бросанием камней, железных прутьев, бутылок в личный состав пытались остановить воинскую колонну. Раздвинув заграждение боевыми машинами, батальон преодолел его и, продолжая движение, вошел в тоннель под Калининским проспектом. Командир батальона приказал экипажам закрыть люки и продолжать выполнять поставленную задачу.

Выйдя из тоннеля, батальон встретил новое заграждение на 3-5 троллейбусов. Первые 10-12 боевых машин, расталкивая троллейбусы, прошли через заграждение, а остальным путь был прегражден другими машинами и троллейбусами, выдвинутыми из соседних переулков. Толпа людей, среди которых было много пьяных, ринулась на остановившиеся БМП. Командир батальона, понимая всю сложность обстановки, зная, что у него в БМП боеприпасы, ручные гранаты, неся ответственность за сохранность личного состава и техники, делает два предупредительных выстрела из пистолета вверх и словесно обращается к толпе людей не подходить к технике и не мешать продвижению машин вперед. По радио отдает приказ личному составу батальона не подпускать гражданских лиц к технике во избежание захвата оружия и боеприпасов. Его машина застревает, он с группой управления переходит на другую машину, преодолевает завал и уходит вперед, оставив за себя у баррикады капитана Лапина Е.А. Разорванная колонна БМП остановилась у заграждения в составе 8 машин (бортовые номера 516, 517, 520, 521, 528, 535, 536, 537).

На остановившиеся БМП ринулась разъяренная толпа, разбивая железными прутьями навесное оборудование, набрасывая на смотровые приборы брезент, тряпки, разбивая их. В сумятице происходящего машины N535, 536, 537 пытались прорваться через баррикаду; механики-водители этих машин, не видя ничего, пытались вырваться из засады, двигая машины вперед-назад с находящимися на корпусе машин гражданскими лицами. Кто-то из гражданских лиц облил бензином (огнесмесью) БМП N536, машина загорелась. Пять человек экипажа машины стали задыхаться от дыма и пламени (командир машины сержант Семеняга Ю.А., механик-водитель рядовой Булычев М.В., командир отделения младший сержант Вахрушев В.П., автоматчик рядовой Нурбаев Ш.Д., рядовой Баймуратов К.Т.). На механике-водителе рядовом Булычеве М.В. вспыхнула одежда. Видя, что экипаж может погибнуть от огня или взрыва боекомплекта, командир машины сержант Семеняга Ю.А. отдал приказ о выходе экипажа из машины. Экипаж, покинув машину, был окружен гражданскими лицами, которые бросали камни, прутья, угрожали расправой. Солдаты, предупреждая людей об опасности взрыва машины, о применении оружия, боясь расправы, открыли стрельбу из автоматов и пистолетов верх, отошли к соседней машине N520 и укрылись за ее броней. Экипажи других семи БМП находились внутри машин с закрытыми люками.

Все эти действия продолжались до 2:30 21.08. Около 3:00 ночи капитану Лапину Е.А., оставшемуся по приказу командира батальона с этой группой машин, защитниками "Белого дома" было предложено освободить тоннель и колонной выйти к "Белому дому". Капитан Лапин Е.А. подчинился этим требованиям и вывел эту группу машин к зданию бывшего СЭВ, где по просьбе перекрыл ими дорогу от здания бывшего СЭВ до противоположной стороны улицы. Этот маневр был закончен к 6:00 утра. В последующем, днем 21.08, группа этих машин была выведена по Ленинскому проспекту к МКАД, где соединилась с подразделениями своего полка и к 21:00 прибыла в ППД (пункт постоянной дислокации).

В результате инцидента капитан Лапин Е.А., сержант Шаныгин, сержант Асауленко, рядовой Сапетов, прапорщик Будетский получили ранения и травмы головы и рук, две БМП получили повреждения. Личный состав батальона действовал в строгом соответствии с приказом командира полка, в сложной обстановке проявил выдержку, мужество, не допустил захвата оружия и боеприпасов, военной техники, применяя оружие только для стрельбы вверх, только для самообороны, и пресек своими действиями возможные дальнейшие напрасные жертвы со стороны военнослужащих и гражданских лиц.

В своих показаниях личный состав утверждает, что жертв со стороны гражданских лиц ими не наблюдалось. Административное расследование не исчерпывает юридической глубины, его политический характер и может быть продолжено.

Расследование инцидента провели 21-22.08.91 г.: генерал-майор В.Губкин, полковник Л.Князев, полковник П.Зинченко.

СПРАВКА о трагическом происшествии в 23:30 20.08.1991 г.

Колонна из 14 БМП 3 мср 1 мсб в/ч 73881 выдвигалась к Новоарбатскому виадуку. Когда колонна проходила под мостом и первая машина командира батальона капитана Суровикина Сергея Владимировича (БМП N601) вышла из-под моста, ее сверху забросали камнями, прутьями. Все, кто находился на этой машине (а они ехали по-походному), получили ранения различной тяжести (капитан Лапин Евгений Алексеевич - перелом пальца на руке; сержант Асауленко Николай Михайлович, командир БМП N602, - рассечение левой брови; прапорщик Будетский Валерий Николаевич - ранение в голову).

Колонну остановили перегородившие дорогу в три ряда троллейбусы. Командир батальона принял решение двумя колоннами по 7 БМП слева и справа проделать проходы и пройти.

Справа из семи БМП шесть прорвалось. Гражданские лица краном стали сдвигать вновь троллейбусы, и одна БМП N536 попала между ними. Подбежавшая толпа стала забрасывать БМП бутылками с бензином. Кто-то забрался на БМП и закрыл тентом приборы наблюдения. Водитель, рядовой Булычев Николай Иванович потерял ориентировку, машину остановил. Потом он попытался открыть люк. Когда открыл, гражданские лица облили механика-водителя бензином и подожгли. Загорелась и БМП. Экипаж начал высаживаться из машины. Когда они высадились, толпа набросилась на них. Сержант Семеняга применил оружие, стрелял из автомата двумя очередями вверх, а рядовой Булычев Н.И., который стоял рядом, произвел два выстрела вверх из пистолета ПМ. (У него ожог обеих кистей рук I и II степени). Толпа после выстрелов отошла, и они пересели в другую БМП - N520.

Слева семь БМП не смогли прорваться. Командира батальона на БМП N601 при обходе завалов опрокинуло набок. Комбат с экипажем пересели в другую машину (N602) и снова начали пробиваться. Но у БМП N602 слетела гусеница, и на эту машину упали троллейбусные высоковольтные провода, машина загорелась.

Когда комбат с экипажем пересаживались в БМП N602, разъяренная пьяная толпа начала забрасывать их камнями, прутьями, горящими досками. (Гражданским в этот момент раздавали ящики с водкой). Сержант Шаньгин Юрий Иванович, заместитель командира взвода связи, произвел несколько выстрелов вверх, толпа отступила. В этот момент они пересели из БМП N602. Командир батальона дал команду находиться всем в машинах, по-боевому, с закрытыми люками.

Номера БМП, которые не прорвались: 601, 602, 535, 536 (сожжена), 520, 516, 517, 524.

Командир полка подполковник Налетов Александр Тимофеевич, командир батальона капитан Суровикин Сергей Владимирович, командир роты старший лейтенант Михайлов Станислав Михайлович, начальник штаба дивизии полковник А. Папакин.

Опубликовано в "Военно-историческом журнале", 1991 г., N12, с.91-93 (Москва, изд. "Красная звезда").

Уголовное дело против экипажа машины было прекращено "за отсутствием признаков уголовно наказуемого деяния", а погибшим присвоили звание Героев Советского Союза

Следствие пришло к выводу, что в нападении на бронемашину на Садовом кольце принимала участие возбужденная и отчасти пьяная толпа (спиртные напитки раздавались на улице бесплатно), заготовившая у американского посольства бутылки с зажигательной смесью.

Машина была ослеплена накинутым брезентом, забросана камнями и подожжена (эти телекадры были представлены всему миру как штурм и оборона Белого дома); один из нападавших был смертельно травмирован машиной при маневрах вслепую, другой погиб от неприцельных предупредительных выстрелов вверх через люк и рикошета, третий был сражен пулей (так и не найденной) при нападении на выбравшийся из горящей машины экипаж.

Постановлением прокуратуры г. Москвы от 20.12.1991 года уголовное дело против экипажа машины было прекращено за отсутствием признаков уголовно наказуемого деяния ("Известия", 26.12.91 г.). Троим погибшим Ельцин присвоил звание Героев Советского Союза.