Знаменитого режиссера посадили под домашний арест по обвинению в хищении у государства 68 млн рублей, выделенных на масштабный творческий проект
Театральная общественность и сам Серебренников уверены, что этот проект ("Платформа") состоялся
 
 
 
Знаменитого режиссера посадили под домашний арест по обвинению в хищении у государства 68 млн рублей, выделенных на масштабный творческий проект
АГН "Москва" / Кардашов Антон
 
 
 
Театральная общественность и сам Серебренников уверены, что этот проект ("Платформа") состоялся
Global Look Press

Реакция общества на арест Кирилла Серебренникова продолжается уже несколько дней. Знаменитого режиссера посадили под домашний арест по обвинению в хищении у государства 68 млн рублей, выделенных на масштабный творческий проект. Театральная общественность и сам Серебренников уверены, что этот проект ("Платформа") состоялся. Однако следствие настаивает, что деньги были украдены. Мнение общества разделилось: одни отмечают, что, невзирая на заслуги, вор должен сидеть в тюрьме, другие - что Серебренников стал жертвой репрессивной государственной системы. На этом фоне обострились вопросы: стоит ли художнику вообще иметь дело с государством и каковы перспективы творчества в России в будущем.

Против сотрудничества художника с государством высказался обозреватель и преподаватель ВШЭ Кирилл Мартынов. "Независимое искусство" за государственные деньги больше невозможно", - написал он на своей странице в Facebook. "Те, кто балуется такими вещами, рискует сесть или попасть в идиотскую ситуацию вроде режиссера Учителя (не очень независимого)", - считает автор.

"Казус Серебренникова - это не первое и не тысячное уже наглядное свидетельство того, что российское государство создало условия, при которых, с одной стороны, с ним невозможно взаимодействовать, не нарушая закон, а с другой стороны - почти никто из нарушающих закон при полной поддержке и подстрекательстве государства не защищен от ответственности за такое нарушение", - полагает экономист Андрей Мовчан.

В то же время публицист Михаил Пожарский заметил, что совет "не иметь дел с государством" трудновыполним.

Художник, участник Recycle Group Андрей Блохин подтвердил международной газете об искусстве The Art Newspaper Russia, что "в такой сфере, как театр, обойтись без госфинансирования практически невозможно, слишком много сил вовлечено в процесс".

"Соображения про то, что Серебренников отчасти делит ответственность за свои несчастья, потому что получал государственные гранты - это "виктимблейминг", обвинение жертвы в том, что она стала жертвой", - полагает профессор Чикагского университета и НИУ ВШЭ Константин Сонин. Он отмечает, что "нет никаких "государственных денег", отдельных от обычных наших денег. 100% денег, которые тратятся из бюджета и внебюджетных фондов, это наши налоги и наша же "рента за недра".

Некоторые деятели культуры полагают, что проблема не в самом сотрудничестве художника с властью, а в несовершенстве нынешней системы финансирования искусства государством.

Так, директор Московского музея современного искусства (ММОМА) Василий Церетели заявил The Art Newspaper Russia, что система госзакупок, которая сейчас существует, "неприемлема для культурных и музейных учреждений". "У нее должен быть другой формат, чем при закупках, например, асфальта или военной техники", - считает он.

Искусствовед и куратор Сергей Хачатуров назвал существующую систему бюджетного финансирования "абсурдной", так как она требует, "чтобы сперва проект был сделан, а потом уже было открыто финансирование на его производство".

Таким образом "специалист, создающий проект в сфере культуры, находится в положении подозреваемого всегда". "И любого можно привлечь к ответственности, потому что правила игры невозможно исполнить", - отмечает он.

То же самое о российской системе госфинансирования культуры рассказал художник и дизайнер Андрей Шелютто. По его словам, делая какой-то проект, художник сегодня вынужден тратить свои деньги или занимать у знакомых. Государственные деньги приходят потом - "почти всегда после обеда 31 декабря". При этом из-за традиционного падения рубля в этот период "денег всегда оказывается меньше, чем художник потратил". А "все, на что у художника нет чеков или договоров, считается украденным у государства".

Глава благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Елена Альшанская также отмечает, что действующая системы выделения бюджетных средств на проекты в культурной сфере имеет недостатки, о чем свидетельствует дело Серебренникова. Однако, по ее мнению, эти проблемы можно устранить, изменив законодательство.

Нарушение договора

Впрочем, некоторые наблюдатели отмечают, что дело вовсе не в деньгах. Речь идет о деградации режима, который в последние годы сильно изменился и покусился на то, на что не покушался в первые 11-12 лет правления Путина и Медведева (частная жизнь, творчество, культурная работа), считает журналист Александр Баунов.

"Если в первые 12 лет существования режима он интересовался политикой, экономикой и прессой, пытался это контролировать, оставляя частную и культурную жизнь свободной, то после 2012 года ситуация изменилась, и мы постепенно к этому привыкаем", - заявил он сайту Colta.ru.

Дело Серебренникова "является прямым нарушением негласного договора между (российской) властью и интеллектуальной элитой", пишет сетевое издание Splash!. Этот договор всегда имел три последовательные фазы, последняя из которых приводит к гибели авторитарного режима, и дело Серебренникова - это открытый переход к этой последней стадии, говорится в статье. При этом в ней отмечается, что "смерть больного" после перехода к этой стадии неизбежна, но происходит не одномоментно - перед этим еще "предстоит период открытой бескомпромиссной войны режима с интеллектуальной элитой страны".

Обсуждая возможные сигналы, которые власть посылает обществу, преследуя Серебренникова, писатель Виктор Шендерович заявил радио "Свобода": "Сигнал совершенно очевидный - им нас столько не надо".

Схожее мнение высказал и Владимир Мирзоев: "Смысл сигнала такой: сидите, господа интеллектуалы и творческая интеллигенция, прежде всего те, кто влияет на умы, сидите тихо, а лучше уезжайте, не высовывайтесь из своей норки, как минимум молчите, а лучше поддерживайте нужного нам кандидата на этих выборах".

Прогнозы неутешительные

Говоря о том, какие последствия для общества могут иметь события вокруг Серебренникова, эксперты приходят к неутешительным выводам. История с режиссером - "урок другим художникам: если деньги в стране остались только бюджетные, значит, нужно играть квартирные концерты, ставить квартирные спектакли, а не делать вид, что риски сесть за "нецелевое использование" - это риски бухгалтера, а не их собственные, заявил Colta.ru политолог Константин Гаазе.

Главный вопрос: сможет ли на этом этапе общество в лице небольшого числа публичных фигур (все они так или иначе связаны с государством, с государственными деньгами, всем им есть, что терять), заявить о сопротивлении или неподчинении таким решениям властей, будет ли у них готовность это неподчинение расширить до какой-то, может, даже политической позиции, полагает политолог Глеб Павловский.

Ситуация настолько абсурдна, что первое, к чему она может привести, - это рост эмиграции из России, заявил "Коммерсанту" режиссер Алексей Герман-младший.

Отметим, что этот прогноз уже отчасти начал сбываться. Ранее стало известно, что коллега Серебренникова - продюсер спектакля "Сон в летнюю ночь" Екатерина Воронова - объявлена в розыск. А композитор Сергей Невский, работавший куратором "Платформы" в 2011-2012 годах, уехал из России в Берлин, не дожидаясь задержания, сообщает "Настоящее время".

Он уверен, что следователи могут арестовать по этому делу и других людей, имевших отношение к проекту. Формально, конечно, ни один куратор "Платформы" не имел отношения ни к каким финансовым потокам, касающимся проекта, но любой человек, который имеет к нему отношение, опасается за свою судьбу, заявил он журналистам.

Что нужно знать о деле Серебренникова

Напомним, история началась в 2011 году. Серебренников задумал проект "Платформа". Он должен был стать своеобразным соединением театра, музыки, танца и визуального искусства. В марте того же года режиссер рассказал о проекте тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву и посетовал, что деньги на искусство может выделять только государство. После этой встречи правительство распорядилось: ежегодно на протяжении трех лет выделять на этот проект по 70 млн рублей в год из бюджета.

Проект горячо поддерживал и действующий на тот момент министр культуры Александр Авдеев. Он говорил, что "государство должно выполнять свой долг перед молодыми профессионалами" и поддерживать подобные инициативы, чтобы творческие люди "могли чувствовать себя уверенно и не думать о том, у кого взять последнюю копейку на свои проекты" (цитата по РИА "Новости").

Всего за три года было выделено 216,5 млн рублей за 2011-2014 годы. После 2014 года, как сообщает Русская служба BBC, деньги на проект правительство больше не давало.

В 2015 году, как потом выяснилось, было заведено уголовное дело о хищениях. В мае 2017-го прошли первые "посадки" - тогда задержали только коллег Серебренникова: экс-директора "Гоголь-центра" Алексея Малобродского, бывшего гендиректора "Седьмой студии" Юрия Итина и ее главного бухгалтера Нину Масляеву. Сам режиссер оставался в деле в качестве свидетеля.

Впрочем, Масляева вскоре после задержания призналась "Дождю", что "готова на все", лишь бы ее отпустили. 9 августа в Мосгорсуде зачитали ее показания, на Серебренникова, в которых говорилось, что он сам, а также Малобродский и Итин с ее помощью "производили обналичивание денежных средств", выделенных на театральные постановки.

22 августа Серебренников был задержан, а 23 августа - помещен под домашний арест до 19 октября.

Выступая на суде, режиссер заявил, что проект "Платформа", "конечно, был", "деньги, выделенные на него государством, полностью на него потрачены" и он им очень гордится. "Мы сдали этот проект, отчитались в Министерстве культуры, за что получили благодарность", - сказал он.

Отметим, что на заседание по делу Серебренникова пришли несколько сотен человек. В поддержку режиссера выступили многие известные персоны - как из мира искусства, так и нет.

С личными поручительствами выступили гендиректор Большого театра Владимир Урин, худрук Театра наций Евгений Миронов, председатель Союза театральных деятелей Александр Калягин, режиссеры Андрей Смирнов, Федор Бондарчук, актер Данила Козловский, писательница Людмила Улицкая, сестра бизнесмена Михаила Прохорова, главный редактор журнала "Новое литературное обозрение", издатель Ирина Прохорова и многие другие.

При этом арест Малобродского вызывал куда меньший протест. Так, в июле на слушания по делу бывшего директора театра "Гоголь-центр" пришли всего 20-25 человек, сообщала "Открытая Россия". Судьба бухгалтера Нины Масляевой интересовала общество еще меньше, отмечал журналист Владимир Гуриев.