В ходе прений в Старопромысловском районном суде Чечни прокурор запросил жителям Красной Турбины, 20-летнему Магомеду Тарамову и 19-летнему Джамалаю Тазбиеву, которых обвиняют в попытке присоединиться к боевикам на территории Сирии, по семь лет лишения свободы
 
В ходе прений в Старопромысловском районном суде Чечни прокурор запросил жителям Красной Турбины, 20-летнему Магомеду Тарамову и 19-летнему Джамалаю Тазбиеву, которых обвиняют в попытке присоединиться к боевикам на территории Сирии, по семь лет лишения свободы
Старопромысловский районный суд г. Грозного

В ходе прений в Старопромысловском районном суде Чечни прокурор запросил жителям Красной Турбины, 20-летнему Магомеду Тарамову и 19-летнему Джамалаю Тазбиеву, которых обвиняют в попытке присоединиться к боевикам на территории Сирии, по семь лет лишения свободы.

"Гособвинение в ходе прений посчитало, что вина обвиняемых доказана и запросило каждому по семь лет заключения с ограничением свободы на полтора года", - приводит слова осведомленного источника портал "Кавказ.Реалии". По его словам, сторона защиты с последним словом выступит 29 августа.

Обвинение Тазбиеву и Тарамову было предъявлено 14 марта 2017 года. Согласно его фабуле, с 10 по 15 июня 2016 года каждый из них, самостоятельно, начал задумываться о поездке в Сирию с целью участия в войне на стороне незаконных вооруженных формирований (НВФ). В итоге они якобы приняли решение отправиться в Сирию пешком через Грузию и Турцию, а иногда ехать на попутках.

По версии следствия, в течение шести дней - с 25 по 30 июня 2016 года - Тазбиев и Тарамов откладывали на это путешествие деньги, которые родители давали им на карманные расходы. Однако затем, связавшись через некоего знакомого с сирийскими боевиками, они якобы решили с отъездом повременить, "так как в тот момент это было небезопасно".

С тех пор, вплоть до 8 февраля, они занимались тем, что "просматривали новости и политическую обстановку в Сирии, анализировали деятельность участников НВФ на ее территории". 8 февраля оперуполномоченный отдела полиции N3 Алексей Храмов, будто бы в рамках проведения доследственной проверки в отношении других лиц, каким-то образом установил возможную причастность к тому делу Тазбиева и Тарамова и вызвал обоих к себе.

Оба подсудимых уверяют, что у следователя они не были, поскольку на тот момент уже были задержаны и пребывали в здании Старопромысловского РОВД. Храмов же написал, что в ходе опроса Тазбиев и Тарамов сообщили ему о том, что "вынашивают планы" насчет Сирии, после чего оперативник написал рапорт в Следственный комитет.

Тазбиеву и Тарамову предъявили обвинение по ч. 1 ст. 30 и ч. 2. ст. 208 УК РФ - "Приготовление к участию на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном в законодательстве этого государства, в целях, противоречащих интересам РФ". Оба признали свою вину.

Однако в начале судебного процесса произошло небывалое для Чечни - родственники и односельчане подсудимых в нарушение "традиции молчания" отказались признавать их виноватыми и наняли им адвокатов вместо назначенных. Доселе в подобных случаях родственники признавали виновность своего задержанного родственника и отрекались от него, отмечала ранее "Новая газета".

Адвокаты Владимир Рудковский и Хава Ахмадова обнаружили в деле огромное количество процессуальных нестыковок и выяснили, что их подзащитные после задержания были подвергнуты пыткам, вследствие чего и признали свою вину. После оглашения обвинительного заключения в суде Рудковский заявил, что оно непонятно не только его подзащитным, но адвокатам. По его словам, обвинительное заключение переполнено общими формулировками, смысл которых никак не раскрывается.

Отец Магомеда Тарамова - Салман Тарамов - майор спецназа ГРУ, участвовавший в событиях в Ливане, Грузии и Крыму и вышедший на пенсию в 2016 году из-за военной травмы, награжденный боевыми наградами, заявил о невиновности сына и заверил, что тот намеревался пойти служить по контракту и добиться командировки в Сирию.

Дядя Джамалая Тазбиева, музыканта и лауреата многочисленных конкурсов, в свою очередь, заверил, что его племянник - "хороший и послушный мальчик", который постоянно ухаживает за прикованным к постели дедом.

Более 150 жителей Красной Турбины подписали двухстраничное обращение к генпрокурору РФ Юрию Чайке, настаивая на невиновности молодых людей и заявляя о нарушениях законности при проведении разбирательства.

По данным СМИ, отца и дядю предполагаемых молодых террористов 17 августа вызвали на встречу со спикером чеченского парламента Магомедом Даудовым и заместителем глав МВД Чечни Апти Алаутдиновым. На встречу их вызвал начальник криминальной полиции Старопромысловского района Мамед Магомадов.

Магомед Тазбиев успел на несколько секунд связаться с адвокатом своего племянника Владимиром Турковским и пожаловаться на избиения. В тот же день жители поселка отправили коллективное заявление на имя генпрокурора, под которым стоит 162 подписи. Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов получил сообщения об избиении родственников задержанных жителей поселка Красная Турбина и заявил 18 августа, что проверяет их через чеченский СПЧ.