В Минздраве предложили изымать детей из семей ВИЧ-диссидентов после смерти 10-летней девочки в Санкт-Петербурге
 
В Минздраве предложили изымать детей из семей ВИЧ-диссидентов после смерти 10-летней девочки в Санкт-Петербурге
Moscow-Live.ru

Главный внештатный специалист Минздрава РФ Евгений Воронин на фоне скандала в Санкт-Петербурге, где умер ребенок с ВИЧ, родители которого отказывались лечить его при помощи антиретровирусных препаратов (АТР) из религиозных соображений, предложил изымать детей из таких семей.

ВИЧ/СПИД-диссиденты отрицают диагнозы ВИЧ и СПИД, а также необходимость их лечения. "На законодательном уровне закрепить такое положение. Когда возникает угроза жизни ребенка, должно быть: первое - предупреждение, а второе - изъятие ребенка из семьи и лечение его", - подчеркнул Воронин (цитата по ТАСС).

Он также отметил, что Россия сейчас является единственной страной, где приоритет прав родителей выше прав ребенка. По его словам, во многих, в том числе западных, странах, когда родители отказываются лечить ребенка, с ними пытаются разговаривать, но, когда видят, что ребенку плохо, его изымают из семьи.

"Мы обратились к уполномоченному по правам ребенка РФ, чтобы этот вопрос по СПИД-диссидентам решить", - резюмировал главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава.

Тем временем в офисе уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой сообщили, что следили за ситуацией с умершей 10-летней девочкой с 2014 года. Ребенок, родившийся с ВИЧ, был удочерен. При этом приемные родители знали о диагнозе, а малышка стояла на учете в городском Центре по профилактике и борьбе со СПИДом.

"Когда ребенка забирали в семью, ее состояние было в норме. Однако спустя пару лет показатели ухудшились, и специалисты СПИД-центра порекомендовали курс антиретровирусной терапии. Родители наотрез отказались, а через некоторое время увезли девочку на лечение в Германию. Как позже выяснилось, там к ней применили "нетоксичные методы лечения", которые на деле сводятся к приему БАДов (биологически активных добавок - Прим. NEWSru.com)", - сообщили в офисе омбудсмена.

В конце 2014 года сотрудники СПИД-центра, не получив поддержки органов опеки, обратились за помощью к Агапитовой. Тогда было собрано экстренное совещание с участием сотрудников прокуратуры, профильных комитетов, органов опеки, врачей и юристов, на котором было принято решение о выходе в суд с иском о принудительном лечении.

Но судебное решение было принято слишком поздно. "К сожалению, с момента подачи иска прошло слишком много времени. В общей сложности разбирательства длились около полутора лет. Когда решение городского суда вступило в силу, ребенок находился фактически на четвертой стадии", - признала уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге.

Девочку принудительно госпитализировали, целый год она провела в детской городской больнице N5 и специализированном центре профилактики и лечения ВИЧ в Усть-Ижоре. При этом с ребенком все время находилась мама. Однако сделать ничего было нельзя, подчеркивают чиновники.

"Как правило, когда становится известно о ВИЧ-диссидентстве, к работе с такими родителями привлекаются психологи. И специалисты СПИД-центра, и органы опеки настаивают на досудебном урегулировании. Однако, если медиация не помогает, вопрос решается через суд. В этом случае ключевую роль играет время. Мы обращались к председателю горсуда с просьбой максимально ускорить процесс, если речь идет об угрозе жизни и здоровья ребенка. Сейчас этот алгоритм работает - решения принимаются за два-три заседания", - заявила Агапитова.

На данный момент в больницах города по решению суда проходят лечение еще двое детей с ВИЧ-положительным статусом. Всего же, по данным СПИД-центра, таких детей в городе 380. При этом десять семей относятся к так называемым СПИД-диссидентам.

"Кроме медиации, подобную семью можно вынести на комиссию по делам несовершеннолетних. По России существует и иная практика: когда органы опеки выходят в суд с иском об ограничении родителей в правах сроком на полгода за ненадлежащий уход. Если и такая мера не действует, вопрос приходится решать кардинально: лишать родительских прав", - резюмировала Агапитова.