На одной из подмосковных стоянок ГИБДД журналисты нашли главную улику так называемого "засекреченного ДТП с участием жены Нургалиева" - пострадавший автомобиль, пассажиры которого погибли от столкновения с машиной, закрепленной за МВД
31 июля 2010 года на 21-м километре Калужского шоссе Московской области произошла авария с участием одного из автомобилей кортежа главы МВД Рашида Нургалиева, в котором, по неподтвержденным данным, находилась супруга министра Маргарита
ВСЕ ФОТО
 
 
 
На одной из подмосковных стоянок ГИБДД журналисты нашли главную улику так называемого "засекреченного ДТП с участием жены Нургалиева" - пострадавший автомобиль, пассажиры которого погибли от столкновения с машиной, закрепленной за МВД
Новая газета
 
 
 
31 июля 2010 года на 21-м километре Калужского шоссе Московской области произошла авария с участием одного из автомобилей кортежа главы МВД Рашида Нургалиева, в котором, по неподтвержденным данным, находилась супруга министра Маргарита
Первый канал
 
 
 
30 сентября было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с гибелью виновного. Им оказался водитель ВАЗа Ратмир Николаев. При этом родственникам Николаева и Абасева о принятом решении никто не сообщил
НТВ

На одной из подмосковных стоянок ГИБДД журналисты нашли главную улику так называемого "засекреченного ДТП с участием жены Нургалиева" - пострадавший автомобиль, пассажиры которого погибли от столкновения с машиной, закрепленной за МВД. Напомним, 31 июля 2010 года на 21-м километре Калужского шоссе Московской области произошла авария с участием одного из автомобилей кортежа главы МВД Рашида Нургалиева, в котором, по неподтвержденным данным, находилась супруга министра Маргарита.

Корреспонденты "Новой газеты" нашли и сфотографировали пострадавшую "четверку": удар был такой силы, что правый бок автомашины буквально вмят в салон. Пассажир "Жигулей" Виктор Абасев погиб на месте, водитель Ратмир Николаев - спустя несколько часов в больнице. Мини-вэн Volkswagen (регистрационный номер Х893ЕМ199), который часто видели в кортеже министра внутренних дела России Нургалиева, был ранее обнаружен в гараже МВД с разбитой "мордой".

Авария произошла на перекрестке, когда из области по направлению к городу следовал "ВАЗ-2104" темно-синего цвета, принадлежавший предприятию по ремонту лифтов в Подмосковье "Лифтек". Дежурные ремонтники Виктор Абасев и Ратмир Николаев ехали на аварийный вызов в поселок Мосрентген. Когда их машина начала разворачиваться влево, в сторону Мострентгена, в борт "четверки" врезался шедший из города в область серый Volkswagen Multivan.

30 сентября было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с гибелью виновного. Им оказался водитель ВАЗа Ратмир Николаев. При этом родственникам Николаева и Абасева о принятом решении никто не сообщил.

Следы аварии - даже те, что оставили протекторы шин, по рассказам местных жителей, были зачищены уже к утру на следующий день после ДТП. С места события были демонтированы все видеокамеры, дежурившие на перекрестке сотрудники ГИБДД отказывались отвечать на вопросы. Более того, по странному стечению обстоятельств, в начале августа находившийся неподалеку от места аварии небольшой вещевой рынок подвергся опустошительному рейду милиции, то есть свидетелей, если они были, не осталось.

Девять месяцев родные погибших пытались ознакомиться с материалами проведенной проверки по факту ДТП, однако добиться этого до сих пор не смогли. В феврале следователь специализированного отдела по расследованию ДТП ГСУ при ГУВД по Московской области Наталья Харитонова, ранее вынесшая решение об отказе в возбуждении дела, отказала представителю родственников погибших, юристу правозащитной организации "Агора" Ильнуру Шарапову в ознакомлении с материалами.

Отказ следователя, как и постановление об отказе в возбуждении дела, "Агора" обжаловала в Тверской районный суд Москвы. Вопреки законодательству о рассмотрении подобных жалоб, в марте 2011 года Тверской суд по обоим делам рекомендовал обращаться в Видновский городской суд Московской области, поскольку ДТП произошло на их территориальной подсудности. Однако обжалование этой позиции в Мосгорсуде в июне положительного результата также не принесло, и дело должно было направиться в Видновский суд. В итоге на днях выяснилось, что материалы расследования потерялись где-то по дороге между Тверским районным судом Москвы и Видновским.