Европейский суд по правам человека в пятницу вынесет решение по иску об убийстве в Грозном милиционера Старопромысловского РОВД Асланбека Кукаева
Кукаев пропал в 2000 году в Грозном
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Европейский суд по правам человека в пятницу вынесет решение по иску об убийстве в Грозном милиционера Старопромысловского РОВД Асланбека Кукаева
НТВ
 
 
 
Кукаев пропал в 2000 году в Грозном
RTV International
 
 
 
Как показали многочисленные свидетели, интервью с которым собрали сотрудники Правозащитного центра (ПЦ) "Мемориал", в 11 часов 26 ноября 2000 года, центральный рынок Грозного внезапно был оцеплен войсками и бронетехникой
НТВ
 
 
 
Военным пришлось отступить к выходу из рынка и открыть стрельбу поверх голов людей, описывает происходившее ПЦ "Мемориал" в своей первой книге в серии "Здесь живут люди. Чечня: хроника насилия"
НТВ
 
 
 
Военнослужащие загрузили в машины и БТРы сумки с товарами. Потом потребовали открыть камеры хранения крытого рынка, где находились наиболее дорогие вещи: шубы, дубленки, аудио- и видеоаппаратура. Их они также погрузили в свои машины
НТВ

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в пятницу вынес решение по иску об убийстве в Грозном милиционера Старопромысловского РОВД Асланбека Кукаева.

Как сообщает "Интерфакс", суд удовлетворил иск Хамзата Кукаева, отца милиционера, убитого в ноябре 2000 года в Грозном, и обязал Российскую Федерацию выплатить ему 7 тыс. евро в качестве компенсации материального ущерба и 35 тыс. евро в качестве возмещения морального вреда. Кроме того, Россия должна выплатить более 7 тыс. евро в качестве судебных издержек.

По мнению суда, в отношении заявителя Россия допустила нарушение статьи 2, 3, и 13 Европейской Конвенции по правам человека. В частности, нарушение "права на жизнь (статья 2) Асланбека Кукаева, а также нарушение данной статьи в связи с невыполнением российскими властями обязанности по проведению эффективного расследования обстоятельств исчезновения и гибели Кукаева".

Страсбургский суд признал, что в отношении отца Кукаева, испытавшего душевные страдания в связи с исчезновением сына и отсутствием эффективного расследования этого случая, было допущено нарушение статьи 3. В соответствии с данной нормой, "никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".

Суд также установил нарушение статьи 13 Конвенции, гарантирующей право на эффективные средства правовой защиты, а также статьи 38, устанавливающей процедуру рассмотрения дела в Европейском суде. Правительство РФ не представило в суд запрошенные документы.

Как сообщил сайту "Кавказский узел" адвокат правозащитного центра "Мемориал" Дмитрий Грушкин, который представляет в Страсбургском суде интересы отца погибшего, Кукаев пропал в 2000 году в Грозном. 26 ноября сотрудник патрульно-постовой службы милиции Асланбек Кукаев (N221 в списке пропавших без вести) вместе со своим сослуживцем Росланбеком Дамаевым (N134 в списке пропавших без вести) последний раз в своей жизни выехал на работу в район Центрального рынка Грозного. В этот день на рынке федеральными военными проводилась "спецоперация".

Как показали многочисленные свидетели, интервью с которыми собрали сотрудники Правозащитного центра (ПЦ) "Мемориал", в 11 часов 26 ноября 2000 года, центральный рынок Грозного внезапно был оцеплен войсками и бронетехникой. За несколько кварталов от рынка проезд автотранспорта был перекрыт, а движение пешеходов ограничено. Тяжелая техника, в числе которой оказались танки и бульдозеры, двинулась на торговые ряды, расположенные на улице Мира.

На территории рынка начался грабеж. Одна из торговок попыталась отстоять свое добро. Возникла драка, в которую включились и другие женщины. Военным пришлось отступить к выходу из рынка и открыть стрельбу поверх голов людей, описывает происходившее ПЦ "Мемориал" в своей первой книге в серии "Здесь живут люди. Чечня: хроника насилия", охватывающей период с июля по декабрь 2000 года и вышедшей в издательстве "Звенья" в 2003 году.

Затем, как установил "Мемориал", военные захватили мужчин, которые охраняли камеры хранения и торговали валютой, и поставили их к стене, угрожая расстрелять в случае продолжения сопротивления толпы. Женщины уже не сопротивлялись грабежу. Военнослужащие загрузили в машины и БТРы сумки с товарами. Потом потребовали открыть камеры хранения крытого рынка, где находились наиболее дорогие вещи: шубы, дубленки, аудио- и видеоаппаратура. Их они также погрузили в свои машины.

Жительница Грозного Хава Магомадова: "В 11 часов рынок был окружен солдатами, некоторые были в масках. Под видом проверки паспортного режима, прогнав торговцев с их рабочих мест, военные на глазах у всех людей хватали со столов вещи и продукты. Открыв камеры хранения, стали загружать в БТРы и машины ящики и упаковки со спиртными напитками и продуктами питания. У меня пропали товары на сумму 22 тысячи рублей".

Зарема Абубакарова, жительница Грозненского района: "Я торговала на рынке 26 ноября, когда русские учинили беспредел. Тащили вещи, продукты, ящики с водкой, сигареты, аппаратуру. Когда два сотрудника милиции Заводского района попытались вмешаться, у них отобрали удостоверения, а самих куда-то увели. У меня из камеры хранения пропали плащи, куртки, костюмы, обувь на сумму 50 тысяч рублей. Лишь некоторым моим коллегам по бизнесу случайно удалось сберечь и сохранить свой товар".

Пока одни военнослужащие грабили рынок, другие хватали молодых людей: были задержаны не менее 20 человек. Некоторые из них сумели откупиться, но судьба большинства неизвестна. На территории рынка пропали и две женщины, возможно, их также увезли военнослужащие.

Пожелавший остаться неизвестным житель Грозного, студент Чеченского государственного университета: "Я поехал на центральный рынок, чтобы купить себе кое-что из одежды. Вдруг началась паника, люди стали метаться. Оказалось, что русские окружили рынок и идет проверка документов. Несмотря на то, что я предъявлял паспорт и студенческий билет, меня повели в числе нескольких десятков задержанных парней к машине. По дороге удалось договориться с одним из военных, который отпустил меня за деньги. Из нашей группы сумели откупиться еще несколько человек. Лично для меня "прорыв из окружения" в безопасное место, а по дороге останавливали еще шесть или семь раз, обошелся в 500 рублей. А с теми, кого забрали, я не знаю, что случилось. Знаю только, что их ищут родственники. Если бы у меня не оказалось тогда денег, то, наверное, мои бы тоже бегали...".

Милиционеры Асланбек Кукаев и Росланбек Дамаев были в камуфляжной форме и имели при себе удостоверения сотрудников милиции. Около 12 часов дня рядом с рынком они были задержаны военнослужащими федеральных войск. Предъявив удостоверения, Кукаев и Дамаев "потребовали у военнослужащих объяснить, что происходит. Но на глазах многочисленных свидетелей их документы порвали, а они сами посажены в грузовик, где находились другие задержанные работники правоохранительных органов Чеченской Республики.

По словам свидетелей, когда машина подъехала к зданию Грозненского пединститута, Кукаев и Дамаев в сопровождении шести солдат были высажены. Грузовик поехал дальше, и через некоторое время послышались выстрелы. К вечеру того же дня все задержанные чеченские милиционеры вернулись домой. Кроме Асланбека Кукаева и его сослуживца.

Хамзат Кукаев немедленно начал поиски сына Асланбека. Он обратился с заявлением в Грозненскую городскую прокуратуру, в результате чего было возбуждено уголовное дело, а также в ФСБ и комендатуру города.

Через четыре месяца, 22 апреля 2001 года, бойцы мобильного отряда федеральных сил при обследовании территории обнаружили у входа в подвал Пединститута два трупа. Экспертиза показала, что тела принадлежат двум пропавшим милиционерам: Асланбеку Кукаеву и Русланбеку Дамаеву.

У каждого из них были огнестрельные ранения в голову. 12 мая уголовное дело по факту бесследного исчезновения Кукаева и дальнейшего обнаружения его трупа было передано в военную прокуратуру. Через несколько дней военная прокуратура вернула дело в гражданскую прокуратуру, заявляя о непричастности военнослужащих к этому преступлению.

28 мая 2001 года гражданская прокуратура окончательно приостановила уголовное дело "в связи с не установлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых".

Исчерпав возможности поиска и наказания виновных в России, Хамзат Кукаев обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека. По мнению заявителя, по отношению к его сыну были нарушены ст. 2 п. 1 (право на жизнь), ст. 3 (право не подвергаться пыткам или бесчеловечному обращению), и ст. 13 (право на эффективные средства правовой защиты) Европейской конвенции по правам человека.

В составленном "Мемориалом" списке людей, пропавших в Чечне, Асланбек Хамзатович Кукаев 1976 года рождения фигурирует как боец чеченского ОМОНа. По словам очевидцев, задержанных увезли в сторону военной базы "Ханкала". Уголовное дело № 12332 было возбуждено Грозненской городской прокуратурой 13 декабря 2000 года по ст. 126 ч. 2 Уголовного кодекса РФ (похищение человека), расследовалось органами прокуратуры Чеченской Республики. К середине 2001 года дело было приостановлено согласно ст.195 ч.3 Уголовно-процессуального кодекса РФ ("за невозможностью обнаружения лиц, подлежащих привлечению к ответственности"). Тела Кукаева и Дамаева были обнаружены 22 апреля 2001 года в развалинах Грозненского пединститута.