Власти Германии хотят сажать на два года производителей и покупателей жестоких компьютерных игр
В первую очередь гнев политиков и экспертов вызывают игры, в которых пользователь расправляется с виртуальными врагами от первого лица
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Власти Германии хотят сажать на два года производителей и покупателей жестоких компьютерных игр
Архив NEWSru.com
 
 
 
В первую очередь гнев политиков и экспертов вызывают игры, в которых пользователь расправляется с виртуальными врагами от первого лица
Архив NEWSru.com
 
 
 
В Германии запрещена нацистская символика (кроме как в художественных и образовательных целях)
Архив NEWSru.com

Политики и СМИ Германии всерьез обсуждают вопрос о запрете жестоких компьютерных игр и уравнению "геймеров", в них играющих, с преступниками, пишет издание Stern. Общественное недовольство связано, в том числе, с захватом заложников в немецком городе Эмсдеттене. Напомним, следствие выяснило, что молодой преступник еще в 12-летнем возрасте создал трехмерную модель ненавистной им школы. В этой модели он бегал по виртуальным коридорам, пытаясь убить как можно больше учеников и учителей за короткое время.

В Германии запрещена нацистская символика (кроме как в художественных и образовательных целях). Соответственно игры, в которых она используется, тоже запрещены к распространению на территории этой страны. Теперь законодатели Баварии и Нижней Саксонии предлагают черновой вариант нового законопроекта. В нем, в частности, предлагается виновных в "жестокости по отношению к игровым персонажам - людям и человекоподобным созданиям" наказывать штрафами или тюремным заключением сроком до 12 месяцев. Наказание будет применяться к разработчикам игр, продавцам и покупателям.

Причина неадекватного поведения 18-летнего Себастиана, который тогда ранил восьмерых и в итоге застрелился сам, для многих была очевидна: компьютерные игры. На самом деле, пишет Stern, трагедия стала дополнительным аргументом для противников насилия в играх. Эти противники уже привыкли видеть в компьютере причину всего, что связано с молодежным насилием.

В первую очередь гнев политиков и экспертов вызывают игры, в которых пользователь расправляется с виртуальными врагами от первого лица. Чтобы не повторилось эмсдеттенской трагедии, министр внутренних дел Баварии предложил наказывать производителей и распространителей таких "бесчеловечных виртуальных игр" годом тюремного заключения. Его коллега, министр внутренних дел Нижней Саксонии, предлагает увеличить этот срок еще в два раза.

Однако мнение двух политиков - это еще не мнение большинства. Издание Stern устроило опрос, который выявил, что в других федеральных землях такую инициативу поддержат едва ли.

Кроме того, с научной точки зрения на проблему, непосредственная взаимосвязь между виртуальной жестокостью и жестокостью в жизни не установлена. Доктор Тило Хартманн, исследователь в области средств массовой информации Южнокалифорнийского университета, утверждает, что 20 минут после игры в компьютер "геймер" видит мир другими глазами: все кажется более враждебным. Сам игрок при этом в принципе может вести себя какое-то время "антиобщественно", но о долгосрочном воздействии подобного рода на психику никаких научных данных пока нет.

Как пишут немецкие издания, на инициативу политиков производители компьютерных игр реагируют "сдержанно, как и полагается в кризисных ситуациях". Через две недели после захвата школы в Эмсдеттене центр немецкой игровой индустрии, Bundesverband Interaktive Unterhaltungssoftware, в газетах потребовал лишь "вернуться к объективному обсуждению" дел, связанных с молодежным насилием. Помимо этого не последовало никаких комментариев. Пресса объясняет это тем, что у молодой игровой отрасли пока нет ни привычки, ни опыта защищаться от подобных нападок.

Ситуацией, впрочем, возмущены миллионы "геймеров" - они бурно высказывают свое недовольство на форумах, в чатах и тематических СМИ. Они считают, что политики и эксперты объявили их "потенциальными безумцами".

Флориан Мюллер, руководитель шумной антипатентной кампании и Гражданин Евросоюза-2005, в интервью крупнейшему "геймерскому" журналу заявил, что запрет игр, пропагандирующих насилие, должен будет сначала получить одобрение ЕС. По мнению Мюллера, если Германия будет в этом отношении действовать самостоятельно, то она пойдет поперек европейской конституции в тех ее пунктах, что касаются свободного продвижения товаров и услуг.

В конечном счете, обсуждение с руководством ЕС этой инициативы может привести даже к обратному эффекту - в Германии будут продавать еще больше компьютерных игр. Дело в том, что ЕС может унифицировать права молодежи на всем европейском пространстве, а сейчас в Германии правила продажи игр строже, чем где бы то ни было в остальной Европе. Связано это с тем, что немецкое государство строго контролирует возрастное распределение по категориям.

По закону об охране прав молодежи, подросток может купить игру только в том случае, если на ней стоит отметка о разрешении для продажи соответствующей возрастной группе. Во всех остальных странах действует независимая от государства система маркирования: так называемая Pegi. Ее определяет сам производитель компьютерной игрушки, и это обычная, ничем не гарантированная информация для клиента.