В детском саду в Швеции "отменили" мальчиков и девочек
Чтобы дети не "впадали в гендерные стереотипы", воспитатели уделили особое внимание подбору новых детских книг, а также виду и цвету игрушек
ВСЕ ФОТО
 
 
 
В детском саду в Швеции "отменили" мальчиков и девочек
sodermalmsforskolor.se
 
 
 
Чтобы дети не "впадали в гендерные стереотипы", воспитатели уделили особое внимание подбору новых детских книг, а также виду и цвету игрушек
sodermalmsforskolor.se
 
 
 
Egalia дает детям фантастическую возможность быть такими, какими они хотят быть на самом деле
stockholm.se

В одном из детских садов Швеции не стало ни мальчиков, ни девочек. Детский сад не закрылся - его по-прежнему посещают те же 33 ребенка. Но только теперь у них нет пола - они просто "друзья", передает Associated Press. Сотрудники детского сада стараются избегать местоимений "он" и "она". По-шведски "он" - han, "она" - hon. Чтобы избежать этих местоимений, воспитатели используют бесполое слово hen. Хотя в классическом шведском языке это слово отсутствует, но в жаргоне некоторых гомосексуалистов и феминисток оно используется.

"Мы используем это слово, когда в детский сад собирается прийти, например, доктор, полицейский, электрик или водопроводчик. Мы не знаем, будет это мужчина или женщина, так что мы просто говорим, что hen придет около двух часов дня. Таким образом, дети могут представить себе как мужчину, так и женщину. Это расширяет их кругозор", - говорит заведующая детским садом 52-летняя Лотта Райалин.

Чтобы дети не "впадали в гендерные стереотипы", воспитатели уделили особое внимание подбору новых детских книг, а также виду и цвету игрушек. Хотя куклы обладают всеми анатомическими особенностями, присущими мальчикам и девочкам.

"Общество ожидает от девочек, чтобы те были женоподобными, милыми и красивыми, а от мальчиков - чтобы те были мужественными, грубоватыми и общительными. Но Egalia дает детям фантастическую возможность быть такими, какими они хотят быть на самом деле", - поясняет воспитательница Дженни Йонссон.

Детский сад, функционирующий за счет бюджета, открылся в 2010 году в Содермальме, известном своим либерализмом районе Стокгольма. Он рассчитан на детей в возрасте от года до шести лет и стал одним из самых радикальных примеров проявляемого в шведском обществе стремления к равенству полов, начиная с раннего детства.

В детском саду Egalia бывшие мальчики и бывшие девочки вместе играют с кукольной кухней, занимаясь "приготовлением пищи". Рядом с этой игрушечной кухней выложены наборы кирпичиков Lego и других игрушечных стройматериалов - специально для того, чтобы в сознании детей не возникало барьеров между такими занятиями, как приготовление пищи и строительство.

Кстати, куклы, в которые играют дети - чернокожие, в связи с чем детский сад уже получал угрозы от местных расистов. Но заведующая оптимистична: в ее заведение стоит большая очередь, и только одного ребенка родители забрали обратно.

Вместо неполиткорректной "Белоснежки" дети слушают сказки о жирафах-гомосексуалистах

Заведующая Райалин указывает, что ее задача - создать обстановку, терпимую к гомосексуалистам, лесбиянкам, бисексуалам и транссексуалам. Поэтому детям она дает читать такие книжки, как, например, историю о двух самцах-жирафах, которые переживали, что не могут иметь детей, пока не нашли брошенное крокодилье яйцо. Да и почти все книги в этом детском саду рассказывают об однополых парах, одиноких родителях и детях-сиротах. Исключены такие сказки, как "Белоснежка" или "Дюймовочка", поскольку они наполнены традиционными гендерными стереотипами.

Разрушение устоявшихся представлений о роли мужчины и женщины в обществе является основной задачей общенациональной программы дошкольного обучения, построенной на представлении, будто даже в прогрессивной Швеции мальчики получают в обществе неоправданное преимущество. Чтобы сгладить его, во многих детских садах ввели специальных "гендерных педагогов", задача которых - помочь воспитателям находить среди детей тех, кто все-таки придерживается прежних стереотипов.

Некоторые родители обеспокоены, считая, что процесс зашел слишком далеко и дети, покинув дошкольное учреждение, окажутся дезориентированными в реальном мире. "Присвоение мужчинам и женщинам разных ролей - не проблема, коль скоро они наделяются равной ценностью", - говорит Таня Бергквист, блоггер и активная противница политики, которую она называет "гендерным безумием".

Сторонники разрушения межполовых границ говорят, что в традиционном обществе всему, что делают мальчики, присваивается более высокая ценность. "Но с чего они взяли, что это так? Почему игры с автомобильчиками считаются более важными, чем игры с куклами?" - говорит Бергквист.

Швеция уже не одно десятилетие продвигает и пропагандирует равенство между полами, но недавно дошла и до того, чтобы разрешить однополым парам брать на воспитание детей. Государство выделяет денежные суммы на научные исследования проблемы гендерной идентификации.

Такое заведение, как Egalia, необычно даже для Швеции. Детский психолог Джей Бельски (Университет Калифорнии, США) сомневается, что там применен верный подход к воспитанию детей. Ведь мальчики, допустим, рано или поздно начнут заниматься тем, что нравится именно мальчикам - к примеру, бегать с палками, воображая, будто это мечи. Взрослые же станут относиться к такому поведению неодобрительно. Получается, что политика "гендерного нейтралитета" вольно или невольно будет, напротив, подчеркивать особенности мужского или женского поведения, опасается эксперт.