Погибший от отравления полонием-210 бывший офицер ФСБ Александр Литвиненко мог получить смертельную дозу в изолированном помещении с радиацией. Например, там, где собирали "грязную" бомбу
 
Погибший от отравления полонием-210 бывший офицер ФСБ Александр Литвиненко мог получить смертельную дозу в изолированном помещении с радиацией. Например, там, где собирали "грязную" бомбу
RTV International

Погибший от отравления полонием-210 бывший офицер ФСБ Александр Литвиненко мог получить смертельную дозу в изолированном помещении с радиацией. Например, там, где собирали "грязную" бомбу. Эксперты указывают, что просто подсыпать, подлить или распылить полоний в суши-баре Itsu или отеле Millenium невозможно: в этом случае погибли бы десятки людей, ведь полоний-210 крайне летуч и токсичен.

Слабые следы изотопа в помещениях в центре Лондона мог оставить только сам Литвиненко, получивший смертельную дозу в каком-то другом, надежно изолированном от внешнего мира месте, в котором, возможно, собирают так называемую "грязную" бомбу, утверждают эксперты, опрошенные РБК daily.

И достаточно его мизерного количества. Заведующий радиоизотопной лабораторией Института ядерных исследований РАН Борис Жуйков, выступая по "Эху Москвы", оценил необходимую для отравления человека дозу в "2 десятых микрограмма". "То есть если представить размер этой пылинки, это сотая доля миллиметра. Конечно, вы ее даже не заметите. Тем более не в виде пылинки обычно, в виде раствора, его можно где-то распределить, размазать и так далее. На любом объекте, на сахаре, соли", - заявил Жуйков.

МК при этом отмечает, что супруга Литвиненко Марина уже прошла анализ на наличие радиации и никакой угрозы ее здоровью не обнаружено.

Как сообщил РБК daily эксперт по ядерному оружию, офицер запаса войск ядерно-технического обеспечения Максим Шингаркин, 1 куб. см полония достаточно для заражения местности площадью 40 кв. км. Полоний-210 имеет самое высокое число альфа-распадов в секунду, но излучает крайне мало гамма-лучей, и потому обнаруживается счетчиками на расстоянии не более 2 см от места нахождения.

При этом, подчеркивает Шингаркин, полоний абсолютно неприемлем для избирательного поражения: "Он очень быстро превращается в аэрозоль, поражает людей во всем помещении и распространяется с воздушными потоками. Поэтому считается идеальным веществом для совершения теракта в метро... Если бы полоний подмешали в пищу, то рядом с Александром Литвиненко остались бы лежать как минимум посудомойка и бармен. Следы, которые он оставлял в гостинице и баре, могут быть только вторичным загрязнением от него самого".

Шингаркин предположил, что, учитывая связи Литвиненко, тот мог пострадать в результате контакта с так называемой "грязной" бомбой, предназначенной для совершения масштабного теракта: "Террористы часто сами становятся первыми жертвами такого рода разработок. Александр Литвиненко мог присутствовать в лаборатории, когда был нарушен технологический режим или произошло ЧП. В силу публичности его смерть, в отличие от смертей других пострадавших, невозможно было скрыть".