В студии была воссоздана атмосфера одной из ключевых сцен книги - обеда в японском ресторане, куда Владимир Путин, будучи директором ФСБ, пригласил журналистку Трегубову. Весь сюжет занял 3,5 минуты "Леня сказал, что он не будет делать вид, что на кассету с записью перед самым эфиром пролилась бутылка с Pepsi, и честно говорит, что это запрет руководства, то есть это цензура по сути", - добавила журналистка
ВСЕ ФОТО
 
 
 
В студии была воссоздана атмосфера одной из ключевых сцен книги - обеда в японском ресторане, куда Владимир Путин, будучи директором ФСБ, пригласил журналистку Трегубову. Весь сюжет занял 3,5 минуты
RTV International
 
 
 
"Леня сказал, что он не будет делать вид, что на кассету с записью перед самым эфиром пролилась бутылка с Pepsi, и честно говорит, что это запрет руководства, то есть это цензура по сути", - добавила журналистка
RTV International
 
 
 
Как сказал в интевью "Эху Москвы" гендиректор НТВ Николай Сенкевич, сюжет не выйдет в эфир из-за уважения канала к зрителям
RTV International
 
 
 
В воскресенье стало известно, что на НТВ запрещен к эфиру в программе "Намедни" материал о книге журналистки Елены Трегубовой "Байки кремлевского диггера".
RTV International
 
 
 
По словам автора книги Елены Трегубовой, которая ссылалась на самого Леонида Парфенова, автора программы "Намедни", для эфира был подготовлен "большой сюжет о книге", включающий интервью с самой Трегубовой
RTV International

В воскресенье стало известно, что на НТВ запрещен к эфиру в программе "Намедни" материал о книге журналистки Елены Трегубовой "Байки кремлевского диггера". Руководство канала ввело строгий запрет на упоминание в эфире этой книги.

По словам автора книги Елены Трегубовой, которая ссылалась на самого Леонида Парфенова, автора программы "Намедни", для эфира был подготовлен "большой сюжет о книге", включающий интервью с самой Трегубовой, а также "интервью Михаила Маргелова и Алексея Волина, которые тоже являются героями книги".

В студии была воссоздана атмосфера одной из ключевых сцен книги - обеда в японском ресторане, куда Владимир Путин, будучи директором ФСБ, пригласил журналистку Трегубову. Весь сюжет занял 3,5 минуты.

"Сюжет анонсировался в эфире уже много раз, многие видели этот анонс, кроме того, программа вместе с сюжетом о книге уже вышла на "Орбиты", то есть часть регионов страны его уже посмотрела, - отметила Трегубова. - После чего, по словам Парфенова, ему позвонил Сенкевич, руководитель телеканала, и ввел категорический запрет на показ этого сюжета".

"Леня сказал, что он не будет делать вид, что на кассету с записью перед самым эфиром пролилась бутылка с Pepsi, и честно говорит, что это запрет руководства, то есть это цензура по сути", - добавила журналистка.

Редактор программы "Намедни" Андрей Шилов не смог сказать в интервью "Эху Москвы", от кого именно поступило указание о запрете. По словам Шилова, сюжет запретили потому, что он "был слишком критичным". "Там очень критический взгляд на события, на Путина, вообще на политическую элиту", - сообщил Шилов.

"Наша задача была не рекламировать книгу, а рассказать, что есть книга", представить мнение Трегубовой, а также мнения "двух человек с другой стороны", - сказал редактор. По его словам, сюжет о книге "готовился к эфиру в пятницу и субботу и был готов; он был проанонсирован в эфире НТВ, он был даже показан во время первого эфира, который идет на дальневосточные регионы страны".

"В шестом часу (вечера воскресенья - Прим. ред.) мне позвонил Леонид и сказал, что в московском выпуске этого сюжета не будет, он был категорически запрещен", - рассказал редактор.

Трегубова призналась, что "ожидала от Кремля цензурного запрета на упоминание книги на всех телеканалах, поскольку абсолютно все телеканалы подконтрольны государству", и поэтому удивилась, когда Парфенов заявил о своем намерении пустить сюжет в эфир.

Леонид Парфенов считает решение гендиректора НТВ политическим

Автор и ведущий программы "Намедни" Леонид Парфенов считает политическим решение генерального директора телеканала НТВ Николая Сенкевича запретить сюжет о книге Елены Трегубовой "Байки кремлевского диггера" в программе "Намедни". Об этом Парфенов заявил в прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы".

По его мнению, российскую власть "пока очень раздражает" частный взгляд на нее, представленный в книге. "Для меня ничего особо удивительного в этом скандале нет, - отметил Парфенов. - Для меня важно, что Сенкевич это согласился сделать гласно". "Это мне кажется каким-то шагом вперед", - подчеркнул автор "Намедни".

"Книга вышла, они имела резонанс, я знаю крупных деятелей, которые читали ее в ксерокопиях", - заявил Парфенов. По его словам, книга Трегубовой стала "фактором общественной жизни". Как считает Парфенов, "Россия в первый раз переживает подобного рода скандал".

Николай Сенкевич: сюжет запрещен из-за "словоблудства, хамства и пошлости"

Как сказал в интервью "Эху Москвы" гендиректор НТВ Николай Сенкевич, сюжет не выйдет в эфир из-за уважения канала к зрителям. "НТВ - не отхожее место, где есть место хамству и пошлости, - сказал он. - Считаю, что и наш канал, и столь уважаемая программа Леонида Геннадьевича - слишком изысканна и всегда слишком взвешенна, чтобы нам скатываться до такой пошлости".

По его словам, "НТВ нельзя упрекнуть в том, что в сюжетах телеканала мало остроты, и особенно в этом нельзя упрекнуть программу "Намедни". "От снятия этого сюжета острота сегодняшнего выпуска "Намедни" нисколько не уменьшилась", - убежден руководитель телеканала.

"Есть свобода слова, а есть словоблудство, хамство и пошлость. Это две большие разницы. Впредь подобные вещи я буду снимать", - заключил Сенкевич.

В интервью "Коммерсанту" Сенкевич категорически отверг какую-либо политическую подоплеку своего решения и подчеркнул, что решение принимал лично он, без чьих-либо указаний "сверху". "Я не занимаюсь пиаром книжек на своем канале,- объяснил он. - Очень просто сесть и написать про всех плохо. "Джинсы" (то есть рекламных и заказных материалов) у нас быть не должно!"

На просьбу уточнить, следует ли считать, что господин Сенкевич думает, что в "Намедни" проходят "джинсовые" сюжеты, гендиректор НТВ тут же заметил, что, "конечно же, у Леонида Парфенова такого никогда не было".

Алексей Волин: причина запрета "не в пошлости и словоблудии, а в чем-то другом, более существенном"

"Качество канала НТВ серьезно пострадало" от запрета на показ сюжета о книге Трегубовой "Байки кремлевского диггера", заявил президент Издательского дома Родионова, бывший заместитель руководителя аппарата правительства РФ Алексей Волин.

"Каждый из руководителей СМИ волен выражать свою любовь к власти в том виде, какой ему наиболее доступен, - заметил он. - До сих пор компания НТВ пыталась демонстрировать определенную независимость, что позитивно сказывалось на ее рейтингах. К сожалению, все меняется не в лучшую сторону".

Волин, интервью с которым было частью запрещенного репортажа, отметил, что не видел сюжета, а поэтому может говорить только за ту часть, где интервью брали" у него. "Как мне казалось, ничего пошлого и словоблудского я не говорил, равно как не считаю произведение Трегубовой пошлым и словоблудским. Это не означает, что оно свободно от каких-либо других претензий, но по крайней мере эти термины вряд ли к нему применимы", - сказал Волин.

Кроме того, добавил Волин, "фильтр качества, который выставляет Леонид Парфенов, для меня априори является достаточным для того, чтобы в эфир "Намедни" не попадали пошлые, словоблудские произведения", - добавил он.

В этой связи Волин предположил, что причина запрета заключалась "не в пошлости и словоблудии, а в чем-то другом, более существенном".

Книга "не вызывает симпатий", но "акт политической цензуры" имеет место

Секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов заявил в интервью "Эху Москвы", что запрет на показ сюжета - это "акт политической цензуры".

Как заявил Федотов, Сенкевич "взял на себя функции главного редактора не только телекомпании НТВ, но и конкретно передачи "Намедни". "Если он взял на себя эти функции, он должен отвечать по всей строгости закона за свои действия, - добавил Федотов. - Если он не является главным редактором передачи "Намедни", а ее редактором является, видимо, другой человек, то Сенкевич совершил акт цензуры, за что может быть привлечен к уголовной ответственности в соответствии со статьей 144-ой УК РФ (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов)".

По мнению секретаря Союза журналистов РФ, "цензура никогда не касалась вопросов качества, она всегда касалась вопросов политики, поэтому в этом случае налицо чистой воды политическая цензура".

Депутат Госдумы, зампредседателя партии "Яблоко" Сергей Митрохин также назвал запрет на показ этого материала "актом цензуры. "Мы считаем, что на всех метровых каналах России введена цензура, и в данном случае это еще раз подтверждается самым наглядным образом", - сказал Митрохин в интервью "Эхо Москвы".

По его мнению, это свидетельствует о том, что "один из основных институтов демократии - свободная пресса и свобода распространения информации - находится под угрозой".

Вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский также высказался против запрета на показ сюжета о книге Трегубовой. "Я за то, чтобы показать сюжет о книге Трегубовой, и сам буду знакомиться с этим сюжетом", - заявил Жириновский.

Как заявил радиостанции председатель Фонда защиты гласности Алексей Симонов, "трудно представить в этой программе некую рекламу книги". Если руководство телеканала увидело в сюжете что-то неприличное, "надо полагать, что Леня (Парфенов) отнесся к этому с присущей ему иронией и не рекламировал книгу".

По мнению правозащитника, книга Елены Трегубовой "Байки кремлевского диггера" "действительно, очень не нравится кому-то на самом верху, и отголоски этого нежелания быстро распространяются по каналам. Думаю, что обжегшись на молоке, дуют на воду".

Сам Симонов признался, что ознакомился лишь с отрывками из книги Трегубовой. По его словам, они "не вызвали симпатии". "У меня ощущение, что это то самое место, где первая со второй древнейшая профессии обнимаются" очень тесно, "потому что получать информацию, торгуя совестью, а потом разоблачать эту информацию, восстанавливая ее, довольно сомнительный процесс". "Если говорить о предмете, то лично мне книга несимпатична", - сказал правозащитник.

Симонов заметил, что не стал бы здесь размышлять "в категориях политических, потому что на самом деле политик, с которого сняли штаны, это человек без штанов, а не политик".

Автор книги хочет подать в суд, чтобы отстоять честь Леонида Парфенова

Журналистка, автор книги "Байки кремлевского диггера" Елена Трегубова заявила, что не исключает своего обращения в суд с жалобой на генерального директора телеканала НТВ Николая Сенкевича.

"В ближайшее время мы с моим издателем Александром Ивановым обсудим возможность подать в суд за оскорбление подобными формулировками из уст Сенкевича", - сказала Трегубова.

По ее мнению, "подобными высказываниями про пошлость сюжета о моей книге Сенкевич оскорбил Леню Парфенова", известного телезрителям "своим демонстративным и нарочитым эстетством".

"Прямое оскорбление было нанесено Парфенову, и он должен был подавать в суд", - считает Трегубова. Вместе с тем, упоминание об этом "цензурном инциденте" вчера в эфире программы "Намедни" означало бы уход Парфенова с телеканала, "если бы он подал в суд на свое руководство, это тоже означало бы для него потерю работы и потерю возможности быть в эфире", сказала журналистка.

"Каждый сам делает свой выбор, - добавила она. - Я уважаю позицию Лени, он честно и откровенно сказал всем о том, что произошло".

Сам автор и ведущий программы "Намедни" Леонид Парфенов заявил в эфире "Эхо Москвы", что не намерен обращаться в суд. По его словам, не всякая редакция "все всегда публикует". Парфенов не знает, что не устроило руководство телеканала в сюжете, который по сути был "рассказом о книге" Трегубовой.

"Для меня это новая ситуация, когда, с одной стороны, принимается решение, что не будем это показывать, с другой стороны, по крайней мере, это решение не таят", - сказал тележурналист.

В своей книге Елена Трегубова, журналистка, работавшая в 1997-2001 годах кремлевским обозревателем "Русского телеграфа", "Известий" и "Коммерсанта", раскрывает секреты президентской администрации времен позднего Ельцина и раннего Путина.