Протестантский пастор из Сочи Андрей Колясников, оштрафованный в России за коллективное чтение Библии в городском кафе, был вынужден бежать из страны
 
Протестантский пастор из Сочи Андрей Колясников, оштрафованный в России за коллективное чтение Библии в городском кафе, был вынужден бежать из страны
yugopolis.ru

Протестантский пастор из Сочи Андрей Колясников, оштрафованный в России за коллективное чтение Библии в городском кафе, был вынужден бежать из страны. После того как сочинец подал жалобу в Европейский суд по правам человека о нарушении российскими властями его права на свободу вероисповедания, на него возросло давление со стороны ФСБ, и вместе с семьей ему пришлось перебраться в Германию.

Как удалось выяснить DW, Колясников, его жена и три дочери с июля 2017 года находятся в ФРГ. Пастор и его семья живут в лагере для беженцев в городе Леверкузене на западе Германии. Колясников уже обратился к немецкому правительству с просьбой предоставить ему политическое убежище и рассчитывает на положительный ответ.

В Германии пастор рассчитывает продолжить свою религиозную деятельность. По его словам, в случае получения статуса беженца у него уже есть предварительные договоренности с местными общинами евангелистов.

При этом Колясников признает, что боится возвращения в Россию из-за угрозы оказаться в тюрьме. "В Россию возвращаться сейчас очень страшно. Меня сделают террористом и закроют за решеткой", - отметил пастор в разговоре с DW.

Как оказалось, встречи протестантской общины в сочинском кафе, которые проводил Колясников, посещала некая девушка, впоследствии выступившая свидетелем стороны обвинения на суде по делу пастора. На последнюю встречу, куда явились сотрудники ФСБ, она пришла с мужчиной, которого представила своим другом и который впоследствии оказался сотрудником правоохранительных органов и также свидетельствовал против Колясникова.

Кроме того, уже после обжалования административного приговора Колясникову генерал-майор ФСБ Александр Родионов направил официальное обращение прокурору Краснодарского края, в котором связал деятельность пастора с событиями на Украине. "С приходом к власти "евромайдановцев", религиозные взгляды которых основываются на идеологии прозападных протестантских религиозных течений при финансовой поддержке стран НАТО и Евросоюза, это создает угрозу образования в России т. н. антироссийских очагов социальной и идеологической напряженности", - говорится в документе. На основании этого обращения делом Колясникова занялся "Центр по борьбе с экстремизмом".

Спустя месяц после подачи жалобы в ЕСПЧ на приговор российского суда Колясников узнал от сочинского участкового, что его внесли в "список подрывников и специалистов по минно-взрывному делу" и его ожидает встреча в ФСБ. Пастор счел все эти обвинения абсурдными, поскольку никогда не служил и не имел отношения к военному делу, высказывал "четко антимайдановскую" позицию, а на Украине впервые побывал лишь в 2016 году. "Звонок участкового стал для меня последним звоночком. Мы собрали вещи и покинули страну", - отметил пастор.

Сам Коляскников предполагает, что истинной причиной его преследования мог быть отказ от сотрудничества с ФСБ еще в 2012 году. Тогда майор ФСБ назначил ему встречу, на которой пояснил, что занимается религиозными группами в Сочи, и попросил предоставить ему списки прихожан общины с личными данными. Колясников отказался это сделать, а спустя два года именно этот сотрудник спецслужбы составлял на него административный протокол.

Адвокат пастора Александр Попков считает, что в деле Колясникова сыграли роль несколько факторов: нагнетание обстановки после событий на Украине в 2014 году и желание спецслужб держать под контролем религиозные общины России. "А Колясников уклонился от этого контроля", - пояснил юрист в комментарии DW.

Дело сочинского пастора Колясникова

28 сентября 2014 года Колясников арендовал помещение в кафе Bel Canto в Хостинском районе Сочи, чтобы провести там религиозную встречу: ее участники читали вслух Библию и обсуждали отдельные моменты. В конце собрания в заведение явились люди в штатском, которые представились сотрудниками ФСБ, полиции и прокуратуры.

После задержания в отношении пастора составили административный протокол по части 2 статьи 20.2 КоАП ("Организация публичного мероприятия без подачи уведомления о его проведении"). Мировой судья судебного участка N99 Хостинского района Сочи после его рассмотрения назначил максимальное наказание в виде штрафа в размере 30 тысяч рублей.

В декабре 2014 года Хостинский районный суд Сочи отменил решение мирового судьи о штрафе и направил дело на новое рассмотрение. Адвокат пастора Попков заявил тогда, что такое решение было принято, поскольку "мировой судья не имел никаких правовых оснований для рассмотрения этого дела".

Тем не менее 12 декабря Хостинский районный суд Сочи повторно оштрафовал Колясникова на 30 тысяч рублей. Краснодарский краевой суд 28 января 2015 года подтвердил это решение.

После этого Колясников подал жалобу в ЕСПЧ, которая была принята в декабре 2015 года. В ней пастор сообщил о нарушении его права на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции), нарушении свободы мысли, совести и религии (статья 9), свободы выражения мнения (статья 10) и свободы собраний и объединений (статья 11).

ЕСПЧ в своем обращении к России указывал, что разгон мирного собрания полицией не может рассматриваться как "необходимый в демократическом обществе", даже если участники не проинформировали власти о проведении публичного мероприятия, но при этом не представляли угрозы общественному порядку.

Россия же в своем ответе Страсбургскому суду заявила, что коллективное чтение Библии в кафе приравнивается в РФ к митингу и должно согласовываться с властями. Уполномоченный России при ЕСПЧ Михаил Гальперин пояснил, что в кафе проходило именно публичное мероприятие, использовалась аудиоаппаратура, поэтому организатор должен был уведомить органы власти.

Эксперты и правозащитники в связи с этим отмечали, что таким же образом можно отнести к публичным мероприятиям проведение в ресторанах свадеб и дней рождения, так как на них тоже используется звукоусиливающая аппаратура.

Позже Минюст назвал искаженной распространенную в СМИ информацию о том, что в России якобы необходимо согласовывать коллективное чтение Библии. В ведомстве отметили, что в деле Колясникова речь шла о несогласованном публичном мероприятии.

Уже после суда над Колясниковым, в 2016 году, с принятием пакета "антитеррористических" законов депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова в России были введены ограничения на миссионерскую деятельность. Согласно закону религиозные лидеры могут проповедовать только в специально отведенных для этого местах, а сама организация должна быть официально зарегистрированной.