Россияне ставят процветание выше развитой демократии, утверждают исследователи аналитического центра Pew Research, возглавляемого бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт
В рамках проекта Pew по изучению мирового общественного мнения исследователи центра сравнили настроения россиян времен распада СССР (1991) и времен Путина (2005) и пришли к выводу, что эйфория от падения коммунизма у россиян прошла
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Россияне ставят процветание выше развитой демократии, утверждают исследователи аналитического центра Pew Research, возглавляемого бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт
bizreport.com
 
 
 
В рамках проекта Pew по изучению мирового общественного мнения исследователи центра сравнили настроения россиян времен распада СССР (1991) и времен Путина (2005) и пришли к выводу, что эйфория от падения коммунизма у россиян прошла
Архив NEWSru.com
 
 
 
С выводами Pew Research согласен и Борис Макаренко из Центра политических технологий
Телекомпания Эхо

Россияне ставят процветание выше развитой демократии, утверждают исследователи аналитического центра Pew Research, возглавляемого бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт. Россия разочаровалась в "демократии по-русски" и теперь хочет "сильного лидера". Такие колебания характерны для бывших коммунистических стран и скоро маятник общественного мнения качнется обратно, уверены эксперты.

В рамках проекта Pew по изучению мирового общественного мнения исследователи центра сравнили настроения россиян времен распада СССР (1991) и времен Путина (2005) и пришли к выводу, что эйфория от падения коммунизма у россиян прошла, а под руководством Владимира Путина демократия в России слабеет.

Как пишут "Ведомости" по итогам исследования, если в 1991 году оптимальной формой правления россияне считали демократию (51%), то сегодня подавляющее большинство граждан симпатизируют "сильному лидеру" (66%). Один из авторов доклада, Ричард Уайк, полагает, что россияне разочарованы не демократическими идеалами в целом, а именно демократией по-русски.

"Например, наше исследование 2002 года показывает, что россияне все еще считают важными такие базовые ценности, как свобода прессы и право выбора, - рассказывает Уайк. - Сказать точно, что сейчас россияне так же относятся к демократическим ценностям, мы не можем, так как не задавали им такого вопроса, но, исходя из динамики общественного мнения за последние три года, подобный вывод кажется логичным".

Тем не менее, результаты исследования "могут лишь усилить подозрения Запада" относительно состояния демократии в России, отмечают в Pew Research. Об этом же, считают в Pew, свидетельствуют и принятие жесткого закона о неправительственных организациях, и отставка либерального экономического советника президента Андрея Илларионова.

"Ничего фатального для российской демократии в этих результатах нет, - убежден профессор политологии МГУ Алексей Кара-Мурза. - Если подобное исследование провести через два года, то будет видно, как маятник общественного мнения качнулся в другую сторону". По мнению Кара-Мурзы, это покажут выборы в Госдуму в 2007 году "и это будет лучшая социология". Маятниковые изменения общественных настроений характерны не только для России, но и для Прибалтики, Польши, Венгрии и Чехии. "Только у нас волны длиннее", - считает Кара-Мурза.

С выводами Pew Research согласен и Борис Макаренко из Центра политических технологий. Он согласен с Кара-Мурзой в том, что маятник общественного мнения в ближайшее время качнется в другую сторону, если уже не качнулся. "Дальше все будет зависеть от того, насколько неудобно будет населению понятие "сильная рука", - замечает Макаренко и добавляет, что понятие "сильный лидер" не для всех респондентов тождественно понятию "авторитарный, репрессивный и жесткий лидер". "Думаю, что, когда люди говорили о сильном лидере, они имели в виду не абстрактную фигуру, а именно Владимира Путина", - уточняет эксперт британского Foreign Policy Center Хью Барнс.

Но главным для Pew стал вывод о приоритете экономического процветания перед идеологией. Подавляющее большинство россиян считают, что благосостояние страны важнее развитой демократии, отмечается в докладе. Отвечая на вопрос, что бы они выбрали - демократию или сильную экономику, - за сильную экономику высказались 81% опрошенных, в то время как демократия кажется более важной лишь 14%.

В этом вопросе Россия не одинока, замечают авторы доклада. В соседней Польше этот показатель составил 69% к 23% соответственно. Даже в странах с полувековой демократической традицией (Индия) люди начали задумываться о том, что важнее - демократия или процветание, и за приоритетность сильной экономики сегодня выступают уже 49% индусов, а за демократию - всего 45%.

Барнс также полагает, что в приоритетах россиян нет ничего необычного. "В любой стране мира люди выбрали бы благосостояние, а не идеологию, - говорит Барнс, - но не надо забывать, что это не взаимоисключающие вещи: благосостояние во многом зависит от степени демократичности государства".

Как отмечают исследователи из Pew, во многом разочарование россиян можно объяснить завышенными экономическими ожиданиями, которые были у граждан сразу же после падения коммунизма: "Российская экономика растет внушительными темпами, но многие россияне недовольны отсутствием ощутимого прогресса". По данным Pew Research Center, лишь 23% россиян довольны происходящим в стране.

Наибольшие симпатии к демократической форме правления проявляют люди с большим доходом, заключают "Ведомости".