В Иране аншлаг на сеансах запрещенной комедии "Мармуляк"
 
В Иране аншлаг на сеансах запрещенной комедии "Мармуляк"
Архив NEWSru.com

Сенсационным успехом в Иране пользуется фильм о похождениях бывшего вора, облачившегося одежду религиозного служителя.

Последнее время иранские картины занимали достойные призовые места на известных международных кинофестивалях, однако демонстрация снятого режисером Камалем Табризи художественного фильма "Мармуляк" (переводится как "ящерица") с Парвизом Парастуи в главной роли вызвала сенсацию в иранских общественно-политических и религиозных кругах.

Около кинотеатров выстроились очереди, все билеты раскуплены, а пробиться на сеанс не представляется возможным.

Снятый в комедийном стиле "Мармуляк" запретили показывать в Мешхеде, одном из религиозно-исторических городов Исламской Республики, что незамедлительно вызвало его незаконное распространение на видеокассетах.

Между тем в Тегеране и ряде других крупных городов люди имеют возможность посмотреть фильм в кинотеатрах, так как официального запрета на демонстрацию не было.

Министерство культуры и исламской ориентации Ирана даже выразило сожаление по поводу запрета на показ картины в Мешхеде.

Сами иранцы традиционно сдержанно делятся впечатлениями или мнением о тех или иных событиях, однако в беседе с РИА "Новости" студент Тегеранского университета Парвиз Саиди сказал, что "похождения находившегося в заключении за воровство человека, который после тюрьмы облачился в одежду священника, по сути дела необычное и сенсационное явление для нашего общества с религиозным духовенством у власти. Картина критикует и высмеивает непристойные и неподобающие духовному сану поступки".

По мнению преподавателя университета "Фирдоуси" Мехди Эбрахими, "традиционный взгляд на культуру духовности, религии и учений ислама не позволяет никакой критики, между тем необходимо обратить внимание на существующие недостатки в религиозном духовенстве, что и показано в фильме".

Высшее руководство Исламской Республики пока никак не отреагировало на "Ящерицу". Глава судебной власти Ирана аятолла Хашеми Шахруди заявил журналистам, что "не видел этот фильм и даже ничего про него не слышал, поэтому он ни "за", ни "против" показа данной картины".

По мнению наблюдателей, данное кинематографическое и культурное событие в жизни иранцев свидетельствует о большом шаге вперед на пути предоставления свободы слова и формирования своеобразной модели демократического общества в религиозном и духовном государстве.