Всемирно известный театральный режиссер Петер Штайн поставил в Москве "Аиду"
 
Всемирно известный театральный режиссер Петер Штайн поставил в Москве "Аиду"
Global Look Press

Шедевр мировой оперной классики - "Аида" Джузеппе Верди - пополнила репертуар Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ). Серия премьерных показов состоится 11, 12, 14, 16 апреля. Это будет интернациональный спектакль: постановочную группу возглавил выдающийся немецкий режиссер Петер Штайн, а исполнителями станут исключительно российские артисты, сообщает ИТАР-ТАСС.

Петер Штайн хорошо известен российскому зрителю. Его постановки чеховских пьес - "Три сестры", "Вишневый сад", "Дядя Ваня" - привозил в Москву Международный Чеховский фестиваль. Затем Штайн поработал на российской сцене. Сначала поставил "Орестею" Эсхила - грандиозный многочасовой спектакль с участием ведущих мастеров отечественного драматического театра. Следующим стал шекспировский "Гамлет", где главную роль играл Евгений Миронов.

"Российские зрители знают меня как драматического режиссера, - сказал Петер Штайн на пресс-конференции перед генеральным прогоном. - Но я много работаю и в музыкальном театре. Мои оперные постановки шли в миланском "Ла Скала", Венской государственной опере, в театрах Цюриха, Лиона, Барселоны и других городов. Теперь дошла очередь до Москвы".

По словам Штайна, поначалу он решил отказаться от предложения поставить "Аиду". "У меня не было никакого опыта в постановке именно этой оперы, - пояснил режиссер. - Но потом я открыл для себя прелести этой партитуры. Меня поразило богатство заложенных в ней идей и проработанность музыки, которую надо дать послушать, чтобы зрители поняли ее, пропустили через сердце".

Штайн рассказал, что нашел полное взаимопонимание с музыкальным руководителем постановки и дирижером Феликсом Коробовым. Доволен он и работой исполнителей - артистов МАМТа: "У актеров, служащих в репертуарном театре, есть преимущество: они знают друг друга, это очень положительный фактор".

Сам он также предпочитает работать с постоянной постановочной группой. Так, в его команде давно значится сценограф Фердинанд Вёгербауэр, который создал декорации и для московской "Аиды". По его словам, он "стремился лишь указать на египетскую архитектуру, но свести эти старания к минимуму".

Подобного взгляда придерживалась и художник по костюмам Нана Чекки. Она впервые работает в команде Штайна, и ей особенно импонирует идея режиссера - "ставить прежде всего музыку, а не сюжет". "Для меня это тоже было главным, - заверила художник. - Я хотела придумать какой-то такой Египет, который находится вне времени". Нана Чекки не исключила, что созданные ею сценические костюмы можно носить и в реальной жизни.

Танцы в "Аиде" поставила хореограф Лиа Теолаки. Художником по свету стал Иоахим Барт.

"В Москве нам работалось очень хорошо. Думаю, что совместное творчество было продуктивным. А что у нас получилось, увидим на премьере", - заявил от имени интернационального коллектива Петер Штайн.

На замечание журналистов о том, что "многие творческие деятели сейчас отказываются работать в России из-за ситуации с Крымом", Штайн отметил, что каждый раз, когда он приезжает в Москву, происходят какие-то острые события. "Я не назвал бы свои отношения с Россией фатальными, но определенная мистика в этом есть. Когда в октябре 1993 года я приехал ставить "Орестею", у Белого дома в Москве стояли танки, расстрелявшие парламент. Репетиции "Гамлета", начавшиеся в августе 1998 года, совпали с катастрофическим обвалом рубля. Теперь возникла драматическая коллизия с Крымом". "Конечно, политика меня волнует, но это не мешает мне делать свою работу", - заключил Петер Штайн.