Речь идет о работе "Мадам Сезанн в оранжерее" (1891), полученной нью-йоркским музеем в качестве посмертного дара от Стивена Кларка, наследника состояния фирмы "Зингер"
 
Речь идет о работе "Мадам Сезанн в оранжерее" (1891), полученной нью-йоркским музеем в качестве посмертного дара от Стивена Кларка, наследника состояния фирмы "Зингер"
paul-cezanne.org

Парижский инженер по имени Пьер Коновалофф обратился в манхэттенский федеральный суд с иском к Метрополитен-музею, намереваясь отсудить у музея картину Поля Сезанна, принадлежавшую его прапрадеду, знаменитому коллекционеру Ивану Морозову, сообщает OpenSpace со ссылкой на CBC.

Речь идет о работе "Мадам Сезанн в оранжерее" (1891), полученной нью-йоркским музеем в качестве посмертного дара от Стивена Кларка, наследника состояния фирмы "Зингер".

Согласно исковому заявлению, картина, купленная в 1911 году предпринимателем, меценатом и коллекционером Иваном Морозовым (1871-1921), после революции была незаконно захвачена правительством большевиков, а затем, в 1933 году, также незаконно продана нью-йоркскому арт-дилеру.

Истец требует вернуть ему картину Сезанна или заплатить ее сегодняшнюю стоимость. По оценками экспертов, "Мадам Сезанн в оранжерее" стоит 50-70 млн долларов.

В ответ Метрополитен опубликовал заявление, в котором говорится, что музей обладает юридически подтвержденным правом на работу Сезанна, поэтому иск парижского инженера не имеет судебных перспектив.

Напомним, Коновалофф также пытается вернуть еще одну картину из коллекции своего прадеда, "Ночное кафе" Винсента Ван Гога. Йельский университет, которому она также была подарена Стивеном Кларком, уже подал упреждающий иск об установлении права собственности на картину.

В иске Йельского университета, в частности, указывается, что отмена перераспределения имущества, произведенного властями Советской России, находится за пределами компетенции американского правосудия.

Интересно, что Коновалофф ранее уже пытался получить материальную компенсацию за картины Морозова и Щукина, входящие в собрание российских музеев и привезенные в Лондон для выставки живописи. Российская сторона опасалась того, что наследники русских коллекционеров попытаются наложить арест на полотна, некогда принадлежавшие их предкам. Однако тогда Великобритания приняла специальный закон, который защитил картины.