Кирилл Серебренников: "Я приехал со спектакля, которого не будет, на спектакль, которого не было"
 
Кирилл Серебренников: "Я приехал со спектакля, которого не будет, на спектакль, которого не было"
©РИА Новости / Екатерина Чеснокова

Режиссер Кирилл Серебренников подвел итоги года на церемонии закрытия сезона в "Гоголь-центре", рассказав о том, что сегодняшняя театральная жизнь протекает между "спектаклей, которых не будет", и "спектаклей, которых не было". Видеозапись выступления худрука театра опубликовал в Facebook драматург Евгений Казачков.

"Все напасти проходят, сменяются режимы, сменяются деятели, сменяются ситуации - остается искусство. Этому есть миллион подтверждений. Спектакль, которого нет или не было, он оказывается живее всех живых и играется много раз при аншлаговых залах. Спектакль, которого не будет, все равно будет!" - цитирует слова Серебренникова телеканал "Дождь".

Худрук театра, оказавшегося в поле зрения правоохранительных органов в связи с предполагаемым хищением средств, выделенных для финансирования спектакля, которого, по мнению следствия, не было, связал эту ситуацию с отменой премьеры своего спектакля в Большом театре.

"Вчера было удивительно, я приехал со спектакля, которого не будет, на спектакль, которого не было. Между вот этими хэштегами проходит наша жизнь. Какие-то люди пытаются нам внушить, что нас не существует, что нас нет, и все, что мы делаем, это не столь важно", - заявил Серебренников.

В субботу, 8 июля, Большой театр отменил премьеру балета "Нуреев", назначенную на 11 июля. Режиссером, сценографом и автором либретто спектакля выступал Кирилл Серебренников. Директор театра Владимир Урин заявил о том, что решение было принято вместе с постановщиками, и пояснил, что по причине недостатка репетиций балет оказался не готов. Видеозапись выступления Урина по этому поводу была опубликована в YouTube, а затем удалена.

Премьера перенесена на 2018 год. В свою очередь, Серебренников настаивал на том, что решение было принято без учета его мнения.

По данным "Медузы", балет о гениальном танцовщике, в 1961 году попросившем политического убежища в Париже, должен был стать скорее сюрреалистическим, а не документальным пересказом биографии Нуреева.

Одним из главных сюжетов спектакля являются продолжавшиеся несколько десятилетий отношения Нуреева и датского танцовщика Эрика Бруна. При этом, отмечали "Ведомости", "в спектакле немало словесного текста, в котором звучит специфичная для Нуреева брань на английском языке".