Петербургской общественности, обеспокоенной внешним обликом второй сцены Мариинского театра, не следует призывать к радикальным мерам и сносу здания, считает директор Эрмитажа Михаил Пиотровский
 
Петербургской общественности, обеспокоенной внешним обликом второй сцены Мариинского театра, не следует призывать к радикальным мерам и сносу здания, считает директор Эрмитажа Михаил Пиотровский
lenta.ru

Петербургской общественности, обеспокоенной внешним обликом второй сцены Мариинского театра, не следует призывать к радикальным мерам и сносу здания, считает директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.

"Нервное беспокойство, взорвавшееся вокруг еще не законченного строительства, огорчительно напоминает тот общественный и профессиональный шум, который был поднят против красивого проекта Перро, отобранного на очень качественно организованном международном конкурсе. Именно эта волна протестов угробила тот проект и вынудила искать быстрое, простое и дешевое решение, которое мы теперь имеем. Общественности следует на себя оборотиться, а не призывать снова к радикальным мерам", - цитирует "Интерфакс" Пиотровского.

По мнению директора Эрмитажа, всем надо понимать, что "не нравится", это еще не значит "плохо", что главное в театре - его внутренняя организация и оснащение. "В любом случае для включения протестного хора нужно дождаться завершения стройки", - считает Пиотровский.

Он подчеркивает, что это - первый проект "звездного" иностранного архитектора, осуществленный в городе впервые за много десятков лет.

"Не надо преувеличивать ни ценность снесенных зданий, ни эстетические достоинства старого здания театра, ни стройность ансамбля, окружающего его. Единственная серьезная, а не вкусовая претензия - мост через Крюков канал. Он должен быть съемным", - отмечает директор Эрмитажа.

По словам Пиотровского, в Петербурге есть много зданий, которые ему не нравятся. "Среди них и дом Зингера, и Спас на крови, и Казачий дом в створе Кленовой аллеи. Это не повод их сносить. Если мы будем кидаться на каждое новое здание, не дав штукатурке засохнуть, мы и будем иметь всегда то, что имеем сегодня", - считает он.

Ранее Пиотровский назвал неудачным внешний облик второй сцены Мариинского театра. "Это всем нам очень большой урок. Оно действительно многим не нравится. Оно, на мой взгляд, никакое. Важно, что там внутри, посмотрим, что там внутри. Скажу также, что старое здание Мариинского театра тоже не самый большой шедевр мировой архитектуры", - сказал Пиотровский в эфире телеканала "Санкт-Петербург".

По его мнению, проект Доменика Перро (прежний вариант второй сцены) был очень интересным. "Я был членом жюри, я голосовал за проект Перро, как и все остальные. Это был очень интересный проект, который ничего не портил, который создавал что-то новое", - отметил директор Эрмитажа.

Строительство второй сцены Мариинского театра продолжается более 8 лет. Изначально проект для нее готовила архитектурная мастерская Перро, потом за проект бралось НПО "Геореконструкция Фундаментпроект", в итоге он был доработан канадцами из Diamond Schmitt Architects. Право возведения второй сцены Мариинки выиграло ОАО "Метрострой".

У нового здания театра семь надземных этажей и три подземных. Вторую сцену планируют открыть в мае 2013 года.