Ирина Лебедева

Экс-директор Третьяковской галереи Ирина Лебедева, внезапно уволенная на прошлой неделе, не подписывала письмо деятелей культуры в поддержку политики президента РФ Владимира Путина по присоединению Крыма и в отношении Украины, напоминает радио "Свобода".

Напомним, среди подписавших это письмо есть имена президента ГМИИ им. Пушкина Ирины Антоновой и директора Русского музея Владимира Гусева.

Отметим, что сама Лебедева в телеинтервью заявляла, что не понимает причин своего увольнения. По ее словам, единственная претензия, которую министр культуры Владимир Мединский высказал ей лично, - недостаточно активное, по его мнению, сокращение штата сотрудников.

"Свобода" также отмечает, что главные претензии к Лебедевой и надежды на новоназначенную на этот пост Зельфиру Трегулову озвучивает публично не их непосредственный начальник, министр культуры Владимир Мединский, а глава департамента культуры Москвы Сергей Капков, в чьем ведении находятся соседи Третьяковки на Крымском валу - парк скульптур "Музеон" и парк Горького с галереей "Гараж".

Эксперты и сотрудники Третьяковки недоумевают по поводу столь внезапного увольнения Ирины Лебедевой, контракт с которой продлили на пять лет в июле прошлого года, называют объяснения Минкульта "беспомощными" и опровергают озвученные Капковым претензии к Лебедевой об отказе сотрудничать с городскими властями.

Руководитель Лаборатории музейного проектирования, однофамилец Ирины Лебедевой Алексей Лебедев заявил радиостанции, что официально озвученные причины увольнения директора его "совершенно не убеждают". "Произносится, например: "Потому что Третьяковская галерея так и не стала методическим центром". А она и не должна им быть. В Российской Федерации методическим центром по художественным музеям еще с советских времен является Русский музей. Там есть специальный методический отдел, который работает с региональными музеями. А два методических центра не нужны! В этом смысле также можно сказать, а почему Третьяковская галерея не собирает минералы и чучела? А потому что не должна!" - отмечает он.

Старший научный сотрудник отдела графики XX века Татьяна Горячева, работающая в музее с 1977 года, рассказала "Свободе", что для коллектива смена руководства совершенно непонятна: "Лебедева - прекрасный профессионал, знаток, специалист в области искусства начала XX века. Она энергичный человек, трудоголик, работает по 10 часов в сутки. И человек очень честный и порядочный. С другой стороны, Зельфира Трегулова, которую я тоже хорошо знаю, хотя не так близко, как Ирину Лебедеву, с которой я больше 30 лет проработала, Зельфира тоже профессионал высокого класса. У нее тоже блестящая репутация среди искусствоведов и музейщиков. И она тоже трудоголик и тоже порядочный человек, прекрасно разбирающийся в музейных проблемах, в хранении и выставочных практиках".

Горячева удивлена претензиями к замедлению стройки и недостаточно комфортной среде для посетителей: "Лебедева это же не из своего кармана должна делать: вай-фай, кафе. Не давать денег и спрашивать, почему нет кафе и почему замедлилось строительство нового здания, мне это совершенно непонятно".

Она также опровергает озвученное Минкультом "запланированное" снижение посещаемости на 15%: "Это связано с тем, что министерство решило сделать бесплатным вход для школьников в федеральные музеи. А дети составляют большой процент посетителей. Таким образом, не количество посетителей снизится, а количество проданных билетов".

Горячева также рассказала о том, как происходила смена руководства: "Все происходило в Лаврушинском переулке. Туда пришел Мединский, вместе с Зельфирой Трегуловой. В приемной директора он объявил, что теперь это ваш новый директор. А Лебедева уволена. Прошу без саботажа, а кто будет саботировать, тот пусть пишет заявление об уходе".

Точно так же описала происходившее в интервью "Ленте.ру" главный хранитель музея Татьяна Городкова.

"У коллектива состояние эмоционального шока. Мы бы хотели услышать разумные аргументы. Знаем, что деятельность директора музея (как и любого государственного учреждения культуры) жестко контролируется выработанной системой: следят за всеми показателями деятельности музея, есть критерии оценки эффективности руководителя. Каждый квартал мы заполняли эти показатели: посещаемость, приобретение, хранение, реставрация, организация выставок, лекций. Мы по всем пунктам эти показатели перевыполняем. Свидетельством, что деятельность Третьяковской галереи оценивается высоко, является то, что музей и в прошлом, и в позапрошлом году получал дополнительное премирование от Министерства культуры. Я сейчас говорю о каких-то объективных, формальных показателях - оценка успешности или неуспешности деятельности музея и человека, который им управляет. Можно сравнить состояние Третьяковской галереи пять лет назад и сейчас, и многое станет ясно. Деятельность музея у всех на виду: и в СМИ, и в музейном сообществе, и в российском и мировом культурном пространстве. Третьяковская галерея энергично набирает обороты. Сейчас пройден довольно сложный период, связанный с реорганизацией структуры, с выстраиванием основных направлений движения музея", - рассказала Городкова.

Она также опровергает претензии к Лебедевой по поводу затягивания строительства нового корпуса: "Камень, на котором написано, что здесь будет возведен новый корпус, стоял уже много лет, но в силу разных обстоятельств строительство откладывалось. Мы довольно долго и вдумчиво перерабатывали внутреннее содержание проекта. Затем занимались переоформлением земли, на которой должен был быть построен новый корпус. Словом, шел нормальный процесс. Он никогда не тормозился. А сейчас у нас стоит два огромных крана, я вижу толпу рабочих, и странно говорить, что стройка тормозится. Она идет".

Городкова также напомнила, что за годы руководства Третьяковской галереей Ирина Лебедева была награждена орденом Почетного легиона и государственными орденами Италии.

В ответ на просьбу радио "Свобода" прокомментировать происходящее, департамент культурного наследия Минкульта, возглавляемый Михаилом Брызгаловым, заявил, что "попытки создать из бывшего директора "жертву власти" - это "за гранью добра и зла", подчеркнув, что "претензий к Ирине Лебедевой как искусствоведу не было и нет". Департамент Минкульта призвал "помочь, а не препятствовать" новому руководителю.

Сотрудники музея имеют свои претензии к Капкову, а эксперты не понимают, чего он хочет

Алексей Лебедев также не понимает повторяемых Капковым заявлений о необходимости включить здание Третьяковки на Крымском валу в "культурный кластер", единый с парком "Музеон", парком Горького и галереей "Гараж": "Культурные кластеры - достаточно широко распространившаяся в последние 20 лет тенденция в мировой практике, но только я бы не сказал, что в музейной. Музеи в них занимают довольно маленькую часть, потому что культурные кластеры в первую очередь подразумевают существование всякого рода культурных индустрий, то есть художественных активностей. А музеи занимают там свое, иногда довольно скромное место. А иногда вообще их там нет. Таким образом, слово "кластер" может обозначать бог знает что. Что такое парк "Музеон" - пока не очень понятно. Долгое время он был просто свалкой памятников, снятых с улиц Москвы. А что из этого можно извлечь? Чтобы это место было не просто складом или архивом городской скульптуры, а чем-то более интересным. В чем проект? В чем идея? Я пока не знаю".

Татьяна Горячева как "человек, который проработал 38 лет в музее", озвучила свои претензии к Капкову. "Это культурное пространство пока не очень получается, хотя бы потому, что территория, прилегающая к зданию галереи на Крымском валу, принадлежит "Музеону", который ведет себя как феодал. Взял да и закрыл проезжую часть к Третьяковской галерее. Я не имею в виду Крымскую набережную, на которой московские власти сделали пешеходную зону и тем самым создали транспортный коллапс на Садовом кольце. Но именно "Музеон" закрыл ворота, через которые въезжал наш служебный транспорт. Теперь мы должны каждый раз выпрашивать пропуск для проезда фургонов с картинами при подготовке выставок. Если уж строить совместное культурное пространство, то начинать нужно с уважения к музею, как мне кажется", - сказала она.

"Отлично делать общее культурное пространство, чтобы публика шла-шла по парку и приходила в здание на Крымском валу. Но когда произносятся упреки в том, что мы не даем открыть внутренний двор, люди просто не желают вникнуть в чисто музейные проблемы. Открыть такой сквозной проход - это проблема. Музейным сотрудникам это объяснять не нужно. Им и так все понятно. Про охрану, про билеты, про пользование туалетами, уж простите, той публикой, которая будет идти насквозь, и так далее. Поэтому, когда говорят, что Ирина Лебедева не шла на сближение, что она сопротивлялась, я как музейный сотрудник понимаю, почему она сопротивлялась", - сказала Горячева.