По словам режиссера Любви Аркус, руководство петербургского театра "Буфф" не позволило ей снимать эпизод для документальной картины, в котором девочка-инвалид с папой приходит на спектакль
 
По словам режиссера Любви Аркус, руководство петербургского театра "Буфф" не позволило ей снимать эпизод для документальной картины, в котором девочка-инвалид с папой приходит на спектакль
theatre-buff.spb.ru

По словам режиссера Любови Аркус, руководство петербургского театра "Буфф" не позволило ей снимать эпизод для документальной картины, в котором девочка-инвалид с папой приходят на спектакль. Как рассказала Аркус, билеты для девочки и ее отца, который один воспитывает дочь, съемочная группа купила сама, и в театр их пустили, но снимать не дали, сообщает РИА "Новости".

"У нас фильм о любви и преданности прекрасных наших родителей, которые вырастили своих больных детей и не собираются их никуда отдавать, - рассказала Аркус. - У нас задуман такой эпизод, в котором больная аутизмом девочка Настя и ее папа Миша в театре".

- Худрук театра "Буфф" по-своему объяснил запрет съемок

По словам режиссера, снимать эпизод в театре запретила заместитель директора театра "Буфф" Алевтина Файзрахманова. "Я сама не разговаривала с госпожой Алевтиной Хабибовной, но категорически не было разрешения на съемки в театре. В конце концов, я дозвонилась до художественного руководителя и главного режиссера театра "Буфф" Исаака Штокбанта, который повторил мне, что он категорически запрещает, и объяснил это тем, что он вообще против, чтобы дети-инвалиды и здоровые дети вместе смотрели спектакль, потому что они мешают друг другу", - сказала Аркус.

"Позже, когда мы уже приехали с камерой и моя ассистентка разговаривала в последний раз с Алевтиной Хабибовной, она сказала, что очень жалеет, что она не на работе, потому что если бы она была на работе, то она не допустила бы, чтобы ребенок-инвалид был в зале и мешал бы здоровым детям смотреть спектакль", - рассказала режиссер.

При этом Аркус отметила, что театр много занимается благотворительностью, у них есть специальные спектакли для детей-детдомовцев и они готовы сделать специальный спектакль для детей-инвалидов, но только отдельно от здоровых детей.

"Съемки у нас сорвались, но мы все равно обязательно снимем этот эпизод, но в другом месте, в другом театре", - добавила она.

В свою очередь, заместитель директора театра "Буфф" Алевтина Файзрахманова считает слухи о том, что в их театр не пускают детей с ограничениями по здоровью, глупыми вымыслами. "Это какая-то глупость. Как и во всех театрах города, у нас ходят все дети с любыми болезнями", - сообщила Файзрахманова.

Также заместитель директора не смогла припомнить Любовь Аркус. "У нас периодически приходят люди и просят разрешения на съемку", - сообщила Файзрахманова.

Худрук театра "Буфф" по-своему объяснил запрет съемок

В ответ на бурную дискуссию по поводу запрета съемок, развернувшуюся среди пользователей Рунета, художественный руководитель театра "Буфф" Исаак Штокбант написал открытое письмо. "В Интернете появились угрозы и пакостные, бранные письма в мой адрес, поэтому я написал обращение", - сказал Штокбант.

Он пояснил, что 7 декабря, когда в театре шел спектакль "Маугли", ему позвонила женщина, "назвавшаяся режиссером документального фильма о больных детях, и попросила разрешения на съемку больной девочки во время спектакля".

"Я ей ответил, что съемку во время представления не могу допустить, по двум причинам: во-первых, она будет отвлекать зрителей от спектакля, во-вторых, сам спектакль, на мой взгляд, очень возбуждающий и не слишком подходит для больного ребенка", - продолжил худрук.

Он добавил, что спектакль "Маугли" - это "современная, достаточно экстремальная постановка, рассчитанная на молодежь и ребят постарше, и больному ребенку он совершенно не подходит". О проведении съемок, по словам руководителя театра, обычно договариваются заранее, при этом обсуждается, как это удобнее сделать для театра и для зрителей.

Впрочем, по его словам, съемки все же состоялись, "но не в зале, а в фойе театра".

Полный текст открытого Обращения художественного руководителя театр Исаака Штокбанта:

"Плохо, когда человеческая гуманность попирается во имя профессиональных, а если хотите, личных интересов. Плохо, когда во имя этих интересов люди прибегают ко лжи. И совсем плохо, когда во имя этих интересов проходит гнусная спекуляция на больных детях.7 декабря в театре «Буфф» днем шел спектакль «Маугли». Это спектакль-экстрим, рассчитан на детей-подростков. Жесткая тотальная музыка, танцы в стиле techno.

Меня в этот день в театре не было. Перед началом спектакля ко мне позвонила женщина, представившаяся режиссером фильма, который рассказывает о жизни больной девочки. Режиссер сказала, что она приехала со съемочной техникой, но ей не разрешают проводить съемку фильма. Я объяснил, что больная девочка, которую привел папа, может пройти в зал и смотреть спектакль, хотя, если бы у меня был больной ребенок, я бы не рекомендовал ему смотреть этот спектакль. Превращать же зал во время спектакля в съемочный павильон я не разрешил… Объяснил: во-первых, съемка кино во время спектакля отвлекла бы зрителей от происходящего на сцене. Во-вторых, у больного ребенка может возникнуть неадекватная реакция, может возникнуть непредвиденная ситуация с другими детьми и их родителями.

Ложь и клевета, что больного ребенка не пустили на спектакль. Она с отцом смотрела спектакль. Потом ее снимали в фойе театра.

Я ветеран Великой Отечественной войны, профессор Академии театрального искусства. Сорок лет я занимаюсь воспитанием детей и молодежи. Меня огорчает, что дама, назвавшаяся режиссером, не нашла времени заранее обсудить со мной возможность провести съемку девочки во время спектакля. Я бы посоветовал этому «режиссеру», на какой спектакль можно было бы привести больную девочку, чтобы не травмировать ее психику. К сожалению, эта дама училась не у меня.

В бранном письме ее подруги в Интернете, в котором пытаются облить меня грязью, употреблено нецензурное слово на б… Так вот: перед мягким знаком следует писать букву Д, а не Т. Это, увы, соответствует тому бранному разговору, который мне пришлось выслушать по телефону из уст госпожи режиссера.

Горько, что в эту грязную историю вовлечен больной ребенок. Дай Бог ему здоровья! И подальше от таких режиссеров, которые не владеют ни законами своей профессии, ни законами нравственности, ни элементарной культурой.

Художественный руководитель театраНародный артист РоссииИ. Штокбант"