Писательница Астрид Линдгрен
 
Писательница Астрид Линдгрен
Stockholm.se

В Швеции издана книга "Прообраз Пеппи" - первая и нередактированная версия издания знаменитой детской писательницы Астрид Линдгрен "Пеппи Длинныйчулок". Именно эту историю о рыжеволосой девчонке дочь Линдгрен Карин Нюман получила от мамы в день своего 10-летия.

Первая книга вышла в 1945 году, сообщает ИТАР-ТАСС, но уже годом раньше Линдгрен подарила Карин папку с машинописными листами с заглавием "Книга о Пеппи Длинныйчулок, записанная по просьбе моей дочери Карин ее мамой".

У Карин, выросшей с рассказами о Пеппи, свое представление о том, какой должна быть ее любимая героиня. "Американский вариант Пеппи ужасен, - считает она. - В нем нет оригинальности или темперамента". На ее взгляд, лучшие иллюстрации книги были сделаны датчанкой Ингрид Ванг Нюман в первых изданиях в 1940-е годы.

В новом издании "Прообраз Пеппи" есть предисловие, в котором критик детской литературы Улла Лундквист анализирует первую версию повести, а также рассказывает о том, как крупнейшее издательство страны "Бонньерс" отказалось печатать историю про Пеппи.

По словам Карин Нюман, прообраз Пеппи не столь хорошо проработан, как следующие варианты героини - "самой сильной девочки в мире", которая стала известна на всей планете. К тому же, она много и беззастенчиво врет, не испытывая по этому поводу ни малейшего угрызения совести.

Книга "Прообраз Пеппи" - одна из многих, которые будут выпущены в этом году, когда мировая общественность празднует 100-летний юбилей со дня рождения Астрид Линдгрен.

Астрид Линдгрен умерла в Стокгольме в своей квартире в возрасте 94 лет в конце января 2002 года. Ее книги переведены более чем на 80 языков мира. Последние несколько лет Астрид Линдгрен редко выходила из дома и не общалась с журналистами. Она практически потеряла зрение и слух, но всегда старалась быть в курсе всех происходящих в мире событий.

В канун своего 90-летия знаменитая писательница призналась: "Работа для меня всю жизнь была самым большим удовольствием. Вечерами я с радостью думала, что завтра наступит утро, и я снова смогу писать".