Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман и лидер группы "ЧайФ" Владимир Шахрин выступили в качестве актеров в музыкальном спектакле "Гримерка" в "Коляда-театре" на сцене Центра современной драматургии в столице Свердловской области
 
Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман и лидер группы "ЧайФ" Владимир Шахрин выступили в качестве актеров в музыкальном спектакле "Гримерка" в "Коляда-театре" на сцене Центра современной драматургии в столице Свердловской области
© РИА Новости / Павел Лисицын

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман и лидер группы "Чайф" Владимир Шахрин выступили в качестве актеров в музыкальном спектакле "Гримерка" в "Коляда-театре" на сцене Центра современной драматургии в столице Свердловской области.

Оба "явились во сне" главному герою спектакля, но в разные дни: Ройзман в субботнем представлении, Шахрин - в воскресном. Их появление на сцене стало неожиданностью для зрителей, передает "Екатеринбург-ТВ".

"В спектакле есть эпизод, где главному герою снится сон, - рассказал журналистам фронтмен группы "Сансара" Александр Гагарин, исполнитель главной роли в "Гримерке". - На субботней премьере неожиданно приснился Евгений Ройзман. Он рассказывал историю и читал стихи".

На следующий день главному герою спектакля явился Шахрин. "Отличный приснился сон. Володя потрясающие вещи рассказал. Про кротов и Земфиру", - сообщил Гагарин.

Сыграли себя

"Гримерка" - это история о том, что происходит или могло бы происходить за сценой, в гримерках известных артистов, а приглашенные гости играют в спектакле сами себя, пишет портал 66.ru.

Смысл постановки в том, что каждый раз спектакль будет проходить по-новому и на сцене будут появляться новые действующие лица, но кто это будет - зрители узнают уже непосредственно во время спектакля.

Руководитель театра Николай Коляда сообщил, что Ройзман своим участием поддержал молодых актеров, режиссеров и музыкантов. "Он не актер и ничего не играл, а просто вышел на сцену, - отметил драматург. - К нашим чиновникам нельзя войти: кордон, секретарши, запись. Потому что они - слуги народа. Но живут другой жизнью, не с народом. В страшном сне невозможно себе представить, чтобы кто-то из чиновников вдруг без охраны и войска вышел к людям".