Один из лидеров русского "неофициального искусства" художник Элий Белютин умер в Москве в понедельник на 86-ом году жизни
 
Один из лидеров русского "неофициального искусства" художник Элий Белютин умер в Москве в понедельник на 86-ом году жизни
ng.ru

Один из лидеров русского "неофициального искусства" художник Элий Белютин умер в Москве в понедельник на 86-ом году жизни.

"Элий Михайлович стал знаменитым после того, как организовал в 1962 году знаменитую выставку авангардистов в Манеже, получившую широкую известность благодаря ее скандальному закрытию лично Никитой Хрущевым", - сообщили "Интерфаксу" в Союзе художников.

Белютин родился в Москве в 1925 году. В 1941 ушел добровольцем на фронт, был контужен и демобилизован. С 1942 по 1947 год учился в Московском художественном институте им. Сурикова. С 1954 года руководил "Экспериментальной студией живописи и графики" при горкоме художников книги и графики. Студия арендовала один из залов в Доме учителя на Большой коммунистической для своих занятий. Именно в этом помещении была организованна выставка авангардистов в ноябре 1962 года.

На открытии этой выставки присутствовали иностранные журналисты и американское ТВ, которое сняло об этом фильм для западного телевидения. А в нескольких иностранных газетах появились статьи о том, что в СССР разрешили абстракцию. Выставку закрыли, но художники успели вывезти свои картины. Слухи о выставке доходят через иностранных корреспондентов до Хрущева, который в тот момент находился за границей. Что это за картины, он представления не имел и кому-то из ЦК пришла в голову идея показать эти полотна в Манеже, где проходила выставка "XXX лет Московского отделения Союза художников СССР". Туда и пришел Хрущев узнать, вокруг чего разгорелся такой сыр бор. После ее посещения Хрущевым в газете "Правда" была опубликована разгромная статья.

"От той печально знаменитой выставки в Манеже теперь отсчитывают начало еще только будущего застоя, и ею окончательно заканчивается Оттепель, - говорит критик Григорий Заславский. - Со Студией Белютина тогда попали в опалу Борис Жутовский, Эрнст Неизвестный, Вера Преображенская. Студия была большая, хороших художников вокруг Белютина было много. Он был учителем, и это еще одна редкость, белютинская студия - пожалуй, одна из последних в таком вот роде творческих объединений, где есть лидер, непререкаемый авторитет, а вокруг него - ученики".

Абстракции "пидарасов" в Манеже

На знаменитой выставке авангардистов в московском Манеже, которая состоялась 1 декабря 1962 года, оглядывая экспозицию, генеральный секретарь КПСС Никита Сергеевич Хрущев публично назвал художников "пидарасами".

Скульптор Эрнст Неизвестный так описывал эту сцену. Входит Хрущев, спрашивает, кто тут главный. Кто-то выталкивает Элия Белютина, руководителя студии при московском горкоме (работы этой студии висят на стенах). Белютин начинает что-то объяснять. Ильичев, курировавший в ЦК искусство, говорит: "Никита Сергеевич, главный не этот, главный вот тот", - указывает на Неизвестного. "Ты пидарас?" - интересуется Хрущев. "Нет, - говорит Неизвестный. - Дайте мне девушку, и я сейчас докажу". Хрущеву это нравится, он начинает слушать Неизвестного. Тот защищает интеллигенцию, объясняет ему величие Пикассо. "В этом человеке есть дьявол и ангел, - говорит Хрущев. - Дьявола мы уничтожим, а ангелу поможем".

Художник Леонид Рабичев так описывает эту сцену. 13 художников стояли около своих картин, входит Хрущев со свитой, они начинают аплодировать. Никита Сергеевич молчит пару минут, затем громко, с ненавистью говорит: "Говно!" Подумав, добавляет: "Пидарасы!" Стоящий рядом с Рабичевым Суслов кричит: "Задушить!" "Арестовать их! Уничтожить! Расстрелять!" - кричат и другие члены правительства (Шелепин, Мазуров, Фурцева). Хрущев подходит к автопортрету Бориса Жутовского. "На два года на лесозаготовки", - приказывает он. Вдруг кто-то обращает внимание на художника Алексея Колли и кричит: "Вот живой педераст!" Члены правительства и члены идеологической комиссии окружают его и кричат: "Живой педераст! Живой педераст!"

Впрочем, как отмечал "Коммерсант", никого не арестовывают, никого не отправляют на лесозаготовки, никого не уничтожают. А воспоминаний о Манеже существует множество, и каждый рассказывает свою версию.