Период кризиса - удачное время для инвестиций в искусство
 
Период кризиса - удачное время для инвестиций в искусство
НТВ

Любой экономический кризис - это не только потери, но и прекрасное время для инвестиций, в том числе и в искусство, сообщил в интервью РИА "Новости" старший партнер британской компании Fleming Family&Partners Марк Гарбер. На его взгляд, "в период кризиса на рынке появляется много неожиданных и интересных предложений - в том числе, это касается и арт-рынка".

- Приумножить деньги помогут вложения в реальные ценности

"В настоящий момент поступают самые разные предложения, - продолжил он, - например, о покупке частных коллекций. Иногда это даже собрания, создававшиеся не одним поколением. В сложный экономический момент люди принимают решения о том, чтобы расстаться даже с семейными арт-коллекциями".

Марк Гарбер отметил, что "подобные предложения уже поступают. Эти сделки, как правило, осуществляются вне рынка, в рамках частных продаж или через посредничество известных дилеров. На открытые торги уникальные собрания попадают крайне редко, так как семьи стараются не афишировать факт продажи".

Он пояснил, что "если бы не кризис, то владельцы уникальных артефактов никогда не выставили бы их на продажу", так как "произведения искусства для них имеют, прежде всего, коллекционную и историческую, а не рыночную ценность".

Приумножить деньги помогут вложения в реальные ценности

Приумножить состояние во время кризиса, по мнению Гарбера, поможет широкая диверсификация активов - и, прежде всего, вложения в реальные ценности. В данном контексте art-banking, или финансово-консультационное сопровождение инвестиций в искусство, может стать не последним инструментом в руках квалифицированного инвестора.

"Art-banking - это покупка предметов искусства с целью извлечения максимальной прибыли или фиксации этой цены, независимо от происходящих экономических или политических изменений. Иными словами - это создание коллекции без лишних вещей и балласта", - уточнил Гарбер.

С классическим искусством, по его мнению, все более или менее понятно: "есть вечные ценности, и их падение может исчисляться минимальными процентами".

Рынок современного искусства, по мнению Гарбера, работает в других реалиях, на нем действуют свои законы, этим он отличается от рынка классического искусства, хотя в обоих случаях речь идет о картинах, скульптурах, фотографиях и других арт-объектах.

"Вложение средств в современное искусство можно причислить к венчурным инвестициям, приносящим максимальную прибыль в случае, если они "выстреливают". Чтобы понять, что в современном искусстве является более или менее перспективным, нужны специалисты и кураторы, которые могут сориентировать инвестора", - добавил он.

Кстати, как подчеркнул Гарбер, это касается любых инвестиционных начинаний - в таком деле всегда надо полагаться на мнение профессионалов, "здесь нет места личным предпочтениям и вкусам".

При этом, как и в случае финансовых инвестиций, Гарбер советует создавать "диверсифицированный портфель" и смешанные вложения, совмещая в одном собрании как проверенные классические произведения, так и "венчурные" современные.

"Лично я коллекционирую классическое английское искусство 18-19 веков и на этом сегменте стрессов нет. С современным искусством другая история. Хотя у меня и есть свое понимание этого процесса, я предпочитаю пользоваться услугами специалистов. Конечно, всегда можно просто купить, что нравится, но потом не стоит особо рассчитывать на дивиденды", - добавил он.

Ярким примером коллективной инвестиционной коллекции, по словам Гарбера, является коллекция современного искусства Пьера Броше. "Коллекция Пьера Броше - классический пул инвесторов, объединившихся для создания инвестиционного собрания", - добавил он.

Гарбер рассказал, что изначально эта коллекция была создана для широкого экспонирования с целью увеличения ее инвестиционной привлекательности.

"Стоимость современных работ не растет сама по себе, здесь имеет место планомерный длительный труд по "раскрутке" художников, отдельных работ и даже направлений. Коллекция, собранная Броше, уже стала явлением - он показал ее в шести городах России, и проект еще не завершен", - рассказал собеседник агентства.

Он подчеркнул, что действия Броше носят не только коммерческий характер - они направлены и на развитие понимания современного искусства регионами - например, в России, где, в отличие от Запада, это явление еще не прижилось,- а также это еще и работа по созданию рынка.

Марк Гарбер рассказал, что в России есть ряд собраний, которые, хотя и собирались как коллекции "для души", могут является примером идеального art-banking.

"В качестве примера я могу привести коллекцию Петра Авена. В ее основу положен русский авангард. За время создания собрание настолько увеличилось в стоимости, что может быть блистательным примером art-banking'а. Другой показательный пример - Шалва Бреус, собирающий немецкий экспрессионизм. В любой момент эти люди могут трансформировать свою коллекцию в капитал, если, конечно, захотят", - заключил он.