Задолженность китайского художника Ай Вэйвэя перед казной КНР превышает 1,5 миллиона долларов. Об этом стало известно, когда два налоговых инспектора пытались вручить художнику уведомление, которое тот отказался подписать
 
Задолженность китайского художника Ай Вэйвэя перед казной КНР превышает 1,5 миллиона долларов. Об этом стало известно, когда два налоговых инспектора пытались вручить художнику уведомление, которое тот отказался подписать
Reuters

Задолженность китайского художника Ай Вэйвэя перед казной КНР превышает 1,5 миллиона долларов. Об этом стало известно, когда два налоговых инспектора пытались вручить художнику уведомление, которое тот отказался подписать.

Как рассказала газете Guardian мать Вэйвэя Гао Инь, она стала свидетелем произошедшего.

Вэйвэя, арестованного по обвинению в неуплате налогов в начале апреля, выпустили под залог на прошлой неделе, запретив художнику всякое общение с прессой.

Вэйвэй известен не только грандиозными художественными проектами, среди которых великолепный стадион, возведенный в Пекине к Олимпиаде 2008 года, и инсталляция из 100 миллионов фарфоровых семечек, рассыпанных по полу лондонской Тate Modern, а впоследствии проданных с аукциона за 557 тысяч долларов, но и критическими высказываниями в адрес правительства Китая, отмечает РИА "Новости".

"Мы ничего не знали ни о каких налогах! Речь идет о долгах за десять лет. Почему тогда сразу про них было не сообщить? Почему не напоминали каждый год?" - негодует Гао Инь.

Адвокат Лю Сяоюань, близкий друг Вэйвэя, уточняет, что художнику насчитали 5 миллионов юаней (более 770 тысяч долларов) собственно налогов, а остальная сумма приходится на разного рода штрафы и пени.

Судьба Вэйвэя вызывает большое беспокойство у мирового сообщества. Как только стало известно об аресте художника, с петициями в его защиту выступили министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг, директор британской галереи Tate сэр Николас Серота, директора ведущих мировых музеев. Призывы освободить Ай Вэйвэя раздавались на Венецианской биеннале. МИД КНР в ответ попросил не вмешиваться во внутренние дела страны.