Марина Абрамович делает перформансы с начала 1970-х и давно числится среди самых авторитетных артистов, работающих в этом жанре
 
Марина Абрамович делает перформансы с начала 1970-х и давно числится среди самых авторитетных артистов, работающих в этом жанре
http://www.artnet.com/

Югославская художница, живущая сейчас в Амстердаме, Марина Абрамович, которая с начала 1970-х годов остается одной из самых активных и скандальных фигур художественного пространства Европы, неутомимо экспериментируя с собственным телом и психикой зрителей, отмечает 60-летие, сообщает NEWSru Israel.

В юности испытавшая двойное давление – пуританского воспитания и диктатуры режима Тито, Марина Абрамович делает перформансы с начала 1970-х и давно числится среди самых авторитетных артистов, работающих в этом жанре. Абрамович умеет рассказывать о боли и отчаянии языком самых простых и выразительных физических действий, таких как крик ("ААА-ААА", 1978), обмен пощечинами ("Свет/Тьма", 1977) или мытье окровавленных костей ("Балканское барокко", 1997, главный приз Венецианской биеннале).

В 1974 году, обмотав живого питона вокруг головы, Марина легла в центр горящей пятиконечной звезды на одной из своих первых выставок. А уже через два года потрясла публику, представив ей двух абсолютно обнаженных людей, мужчину и женщину, тела которых в течение часа соприкасались друг с другом, терлись друг о друга, терзали друг друга в бешеном ритме и, в конце концов, "разбивались", причинив друг другу нешуточную боль. Живая "картина" Абрамович носила название "Отношения в пространстве". Одно из голых тел принадлежало ей самой, а второе – немецкому художнику Улаю, который в течение 12 лет был соавтором и возлюбленным Марины.

В 1977 году художники в течение 17 часов оставались связанными друг с другом волосами, что, по замыслу Абрамович, символизировало "Отношения во времени". После этого перформанса критик Катрин Гренье назвала Абрамович и Улая "человеком о двух головах", а некоторое время спустя Марина призналась, что идеальным существом для нее является "гермафродит", мужчина и женщина, слившиеся в едином теле.

Вместе с Улаем Абрамович провела еще несколько впечатляющих художественных акций: одной из них стал вечер для 11 друзей под названием "Коммунистическое тело, Капиталистическое тело". В 23:45 друзья художников были приглашены в их квартиру в Амстердаме, где обнаружили спящих на отдельных матрасах Марину и Улая, и два сервировочных столика, на одном из которых стояли еда и напитки, произведенные в "социалистическом лагере", а на другом – в капиталистическом. Гостям предлагалось пировать в молчаливом присутствии спящих хозяев.

После путешествия по Великой китайской стене навстречу друг другу в 1988 году, Марина и Улай расстались. Инсталляции Абрамович, последовавшие за разрывом, были направлены на тело, как объект страсти и насилия: звезда, вырезанная на женском животе, "вместилище легенд и жертв"; женское лицо, засыпанное стеклянными опилками; женщина в джунглях, вооруженная огромным ножом. Художница утверждает, что ей важно дернуть зрителя за нервы, увидеть его испуг, ужас или отвращение, сделать его соучастником перформанса. Один из таких "соучастников" даже упал в обморок возле инсталляции Абрамович прямо в парижской галерее.

В 1997 году за перформанс "Балканское барокко", представленный на Венецианском биеннале, Марина Абрамович получила престижную премию "Золотой лев". Этой награде предшествовало многочасовое сидение в белом платье среди окровавленных костей, которые художница все протирала и протирала на глазах у потрясенных зрителей.