Аркадий Дворкович
 
Аркадий Дворкович
Вести

ВЛАДИМИР ВОЛКОВ, обозреватель журнала "Большой Бизнес":

Российская власть оказалась не готова к тому, чтобы действовать в условиях длительного кризиса, о чем говорит ее желание отказаться от реализации перспективных долгосрочных проектов, заявил в ходе недавнего Красноярского экономического форума Аркадий Дворкович. По мнению помощника президента, о том же свидетельствует и неспособность государства не браться за решение всех проблем экономического развития сразу, а определиться с приоритетными стратегическими направлениями.

Столь откровенное признание высокопоставленного чиновника весьма примечательно – до этого ничего подобного от представителей высшей государственной бюрократии не было слышно.

Действительно, российскую власть никогда нельзя было упрекнуть в чрезмерном стремлении разъяснять гражданам и деловому сообществу свои действия вообще, и экономическую политику в частности (ежедневная теленовостная лапша на уши - не в счет). Тем более – в желании признаваться в своих ошибках. И напрасно. В этом случае, возможно, собственная экономическая политика и приоритетные цели стали бы лучше понятны самим чиновникам, а заодно всем остальным объектам и субъектам общественной и экономической жизни страны, которые были бы не прочь выстроить личную стратегию хотя бы на ближайшее будущее.

Все последние месяцы борьбы с последствиями экономического кризиса, наличие которого в России власти не хотели признавать до последнего, изобилуют примерами подобного рода. Классика жанра – упорное желание Минфина и Центрального банка в течение нескольких месяцев решать сразу две взаимоисключающие задачи: насытить финансовую систему ликвидностью и не допустить всплеска инфляции. Одновременная накачка банков деньгами и повышение процентных ставок, ограничивающих возможности компаний рефинансировать собственные обязательства и кредитовать экономику, как известно, привела к многочисленным непредвиденным и неприятным последствиям.

Удержать инфляцию на приемлемом уровне так и не удалось (в этом году по предварительным прогнозам она будет даже на 2-3% выше показателей 2007-го). А вместо возобновления кредитования страна получила массированную атаку банков на национальную валюту, что заставило власти в явочном порядке на неопределенное время отказаться от другой громко распиаренной идеи – рубля в качестве главного средства накоплений и резерва для сопредельных с Россией государств.

Успокоить граждан, ошалевших от темпов девальвации собственных доходов, и урезонить валютных спекулянтов, сделавших реальной угрозу непредсказуемого обвала рубля и госрезервов, удалось только после того, как власти четко объявили границу стоимости бивалютной корзины. И что еще важнее – заявили о твердом намерении ее отстоять.

Немногим больше последовательности видно в действиях властей по поддержке экономики. Мучительные раздумья о том, кому помогать в первую очередь – производителям или потребителям – в итоге свелись к появлению ряда довольно сомнительных инициатив, призванных соблюсти интересы "и наших, и ваших".

К ним смело можно отнести и с виду логичную идею снижения налога на прибыль: по идее, эту льготу должны получить все, но на практике прибыльных компаний скоро почти не останется. И попытку защитить внутренний рынок с помощью новых таможенных барьеров – почему-то спасать отечественных производителей в очередной раз предложено потребителям, которым даже уже повышают пенсии и пособия по безработице. И планы спасения отдельных "приоритетных" отраслей экономики и "системообразующих" предприятий путем занесения их в особые списки, участникам которых якобы гарантированы льготы и финансовые вливания государственных денег.

При этом никто из чиновников не удосуживается толком объяснить четкие критерии отбора (хотя нетрудно догадаться, что зачастую это - возможности соответствующих лоббистов), а также механизмы, с помощью которых эта помощь будет поступать их участникам.

Но, как выясняется, кое-что похуже информационного вакуума тоже бывает. Не секрет, что высказывания многочисленных высокопоставленных спикеров, отвечающих за экономическую политику государства, нередко грешат непоследовательностью, а порой просто противоречат друг другу. За примерами далеко ходить тоже не надо. Призыв Аркадия Дворковича к бизнесу больше не рассчитывать на помощь государства, очевидно, вступает в диссонанс с предшествующей риторикой властей по этому вопросу.

Стоит ли говорить, что подобная непоследовательность в действиях и высказываниях властей вносит сумбур не только в экономическую политику самого государства, но и в сознание ее участников, которые не спешат действовать, а предпочитают просто пересидеть трудные времена.

Ликвидировав эту неопределенность, которая питает тот самый кризис доверия, парализующий все и вся, власти могли бы добиться гораздо большего прогресса в решении проблем экономики. Для этого им действительно необходимо как можно быстрее определиться с главными приоритетами развития и, наконец, научиться их внятно артикулировать.