Быстрое распространение тяжелых хронических заболеваний, наблюдаемое в последние годы в Китае, не только отразится на здоровье нации, но в дальнейшем может привести к снижению численности трудовых ресурсов страны и существенному замедлению темпов роста ме
 
Быстрое распространение тяжелых хронических заболеваний, наблюдаемое в последние годы в Китае, не только отразится на здоровье нации, но в дальнейшем может привести к снижению численности трудовых ресурсов страны и существенному замедлению темпов роста ме
Global Look Press

ВЛАДИМИР ВОЛКОВ, обозреватель журнала "Большой Бизнес":

Быстрое распространение тяжелых хронических заболеваний, наблюдаемое в последние годы в Китае, не только отразится на здоровье нации, но в дальнейшем может привести к снижению численности трудовых ресурсов страны и существенному замедлению темпов роста местной экономики. С подобным заявлением в интервью Bloomberg вчера выступил министр здравоохранения КНР Чэнь Чжу.

Если верить китайскому чиновнику, здоровье китайской нации действительно оставляет желать лучшего. Так, сегодня неинфекционные заболевания становятся причиной около 80% смертей в Поднебесной, что примерно на 20% больше среднемирового показателя. На борьбу с хроническими болезнями Китаю сегодня приходится тратить более 70% своего совокупного бюджета на здравоохранение. Самое неприятное в этой статистике то, что наиболее высокий показатель смертности от этих болезней наблюдается среди людей трудоспособного возраста до 60 лет.

Во Всемирной организации здравоохранения подсчитали, что из-за болезней и ранней смертности своих граждан экономические потери Китая за 10 лет до 2015 года превысят 560 млрд долларов.

Тучи над китайской экономикой из-за нарастающих трудностей с состоянием трудовых ресурсов выглядят еще гуще, если принять во внимание другую проблему, с которой Китаю придется иметь дело уже в самом ближайшем будущем. Речь о последствиях проводимой властями Поднебесной с 1970-х демографической политики под лозунгом "одна семья - один ребенок".

Ее последствия в стране ощущаются уже сегодня, и проявляются они в быстром старении населения из-за падения доли молодежи в его общей численности. И здесь прогнозы внушают мало оптимизма. В частности, как ожидается в течение 10 лет до 2020 года число китайцев в возрасте от 20 до 24 лет сократится примерно на 45% - со 125 млн до 70 млн человек. И переход КНР к новой для себя демографической парадигме происходит стремительно.

К этому стоит добавить и нарастающие перекосы в гендерной структуре китайского общества: из-за желания (и технической возможности) родителей выбрать пол будущего ребенка количество рождающихся в Китае мальчиков сегодня почти на 20% превышает число новорожденных девочек. Из-за этого по некоторым прогнозам к 2030 году в стране будет на 30 млн мужчин больше, чем женщин, что чревато непредсказуемыми социальными последствиями.

Разумеется, сложив воедино и проанализировав оба тренда, циники могут найти много плюсов. В частности, высокая смертность людей трудоспособного возраста значительно снижает для местного правительства остроту другой проблемы, насущной для большинства развитых экономик мира. А именно, проблемы финансирования пенсионной системы - нет пенсионеров, не надо платить и пенсии.

В свою очередь, искусственное ограничение рождаемости в известной мере - хотя и не полностью - все это время помогало КНР в решении не менее важного для нее вопроса - стабилизации уровня нагрузки на местную экологию. Считается, что китайская территория может обеспечить жизненным пространством, водой, продовольствием не более 1,8 млрд человек. Но и сейчас потребление этих ресурсов продолжает расти из-за роста уровня жизни населения. Не далее как сегодня стали известны данные аналитического агентства IGD, согласно которым в 2011 году КНР вышла на первое место в мире по объему потребления продуктов питания.

Разумеется, нет никаких оснований подозревать китайское правительство в желании закрыть глаза на проблемы со здоровьем своих граждан для того, чтобы противостоять потенциальному пенсионному кризису. Напротив, обеспокоенность и желание содействовать ее решению налицо. Также трудно упрекнуть местные власти в неискренности целей своей демографической политики, даже несмотря на возможные негативные социальные ее последствия в будущем.

Плохая новость заключается в том, что даже при наличии политической воли и терпеливости китайцев, способность властей КНР переломить обозначенные выше тенденции вовсе не очевидна. Отучить китайцев курить и поставить их на лыжи, конечно, можно, но трудно. Еще труднее остановить рост населения - по прогнозам экспертов оно продолжит увеличиваться и стареть.

Очевидно другое: нарастание демографических проблем и ухудшение здоровья жителей Поднебесной, и как следствие, увеличение дефицита и дороговизны местных трудовых ресурсов в состоянии привезти к резкому снижению конкурентоспособности экономики Китая и ее быстрому торможению. Судя по прогнозам, произойти это неприятное событие может уже в нынешнем десятилетии. Итоги китайского торможения будут иметь драматические последствия для всего мира, не имеющего на этот счет никакого мало-мальски внятного "плана Б".