Ставка на госкорпорации была сделана российскими властями за год до кризиса - в 2007 году
 
Ставка на госкорпорации была сделана российскими властями за год до кризиса - в 2007 году
Архив NEWSru.com

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

В том, что Генпрокуратура, которая, по поручению президента Медведева будет проверять госкорпорации на предмет эффективности, обнаружит их неэффективность, можно не сомневаться - не для того они создавались.

Ставка на госкорпорации была сделана российскими властями за год до кризиса - в 2007 году. Весной тогда еще президент Владимир Путин в своем последнем послании Федеральному собранию озвучил идею "институтов развития" (ВЭБа, который был переименован в "Банк развития", хотя название и не прижилось, "Роснанотеха" и "Российской венчурной корпорации"), а также Фонда содействия реформе ЖКХ, которые и стали госкорпорациями.

А по осени закипела работа. К названным в послании госкорпорациям добавились "Олимпстрой", "Росатом" и, наконец, "Ростехнологии".

О последней госкорпорации разговор особый. Если изначально планировалось, что этот гигант получит практически всю "оборонку" с тем, чтобы ее за счет государственных средств модернизировать и сделать хоть сколько-нибудь конкурентоспособной, то очень скоро корпорация, которую возглавил глава "Рособоронэкспорта" Сергей Чемезов, начала активную экспансию, распространившись чуть ли не на всю не приватизированную на тот момент российскую промышленность и даже за ее пределы.

Именно на госкорпорации - прежде всего "Ростехнологии" - была возложена почетная миссия модернизации российской промышленности. По сути это означало частичный возврат к принятой в СССР образца поздних 70-х модели поддержки военно-промышленного комплекса за счет нефтяных сверхдоходов.

Разница лишь в том, что тогда нефтедоллары позволяли сконцентрироваться на финансировании ВПК, а теперь они же должны были обеспечить "технологический прорыв".

Об эффективности экономической модели, которая была выбрана для реализации этих планов, ни в 1977, ни в 2007 власти не слишком заботились. Цены на нефть стабильно росли, исправно наполняя государственный бюджет. К 2007 году давление на Минфин, который "бессмысленно раздувал" представлявшиеся тогда избыточными резервы, достигло апогея, который и вылился в ставку на государственную экономику в лице госкорпораций, которым предстояло стать главными действующими силами по претворению в жизнь пресловутого "Плана Путина".

Однако кризис все расставил по своим местам. Гигантские резервы, накопленные Минфином, оказались на поверку не такими и гигантскими, а эффективность деятельности госкорпораций начала вызывать сомнения даже у президента.

Причем, главные претензии - к самой большой, "Ростехнологиям". Вместо того, чтобы заниматься модернизацией производства, Чемезов весь последний год пытался отхватить кусок побольше, агрессивно "влезая" то в автопром, то в авиаперевозки.

В результате грандиозный проект создания в рамках "большой" госкорпорации - "Ростехнологий" - национального авиаперевозчика "Росавиа", для которого тоже выбили статус госкорпорации, закончился банкротством авиакомпаний, которые должны были составить костяк "Росавиа".

"АвтоВАЗ", полученный Чемезовым после долгой кровопролитной борьбы, тоже особыми успехами похвастаться не может - ни на ниве модернизации производства, ни в смысле финансового здоровья.

Если власти в результате кризиса откажутся от того, чтобы делать ставку на госкорпорации, это будет главным положительным последствием экономического коллапса, в ходе которого опытным путем была в очередной раз доказана порочность этого пути.