Центробанк понижением ставки рефинансирования подает сигнал коммерческим банкам: программы кредитования населения надо размораживать, а кредит опять делать доступным
 
Центробанк понижением ставки рефинансирования подает сигнал коммерческим банкам: программы кредитования населения надо размораживать, а кредит опять делать доступным
Телеканал Россия

ДМИТРИЙ ДОКУЧАЕВ, редактор отдела экономики журнала "The New Times":

Недавнее широко разрекламированное уменьшение ставки рефинансирования Центробанка до рекордно низкого уровня - 9,5% - имело главной целью, если верить заявлениям официальных лиц, сделать более доступными кредиты как для юридических, так и для физических лиц. Во всяком случае, вряд ли случайно очередное - восьмое по счету за этот год - понижение ставки произошло буквально через день после того, как премьер Путин озвучил требование к банкам довести свои проценты по кредиту до 6 в год.

Вообще-то ставка рефинансирования - оружие многоцелевое: оно влияет и на проценты по депозитам, и на приток-отток капитала в страну, и на уровень инфляции. Однако денежные власти решили сделать акцент именно на активизацию кредитования. Понять их можно: если кредитная модель финансирования экономики не заработает в полную силу, о каком бы то ни было восстановлении роста не может быть и речи. Другой вопрос, действительно ли можно изменить ситуацию одним лишь понижением ставки рефинансирования ЦБ.

Только что обнародованная статистика Банка России заставляет в этом сильно усомниться. Она свидетельствует о том, что за последний год и количество, и объем выдаваемых кредитов в стране сократились практически в два раза. Если к октябрю прошлого года банки выдали кредитов физическим лицам на сумму 3,2 трлн рублей, то к октябрю этого года – всего на 1,8 трлн рублей.

Понятно, почему столь резко затормозилось кредитование клиентов банков: кризис катастрофически сказался на доходах граждан – прежде всего, того среднего класса, который и строил свою жизнь в кредит. Соответственно, многие потенциальные клиенты банков отказались от кредитов, просто не видя возможности их отдать. Тем более что сами условия кредитования заметно ужесточились – особенно на волне "плавной девальвации" конца прошлого года.

Да и сами банки, столкнувшись с серьезной проблемой массового невозврата уже выданных кредитов, явно не спешили "вешать" на себя новые. Во всяком случае, в кризис банки резко озаботились качеством кредитных портфелей, до предела ужесточив условия выдачи кредитов. Это касается и анализа состоятельности и места работы потенциального заемщика, и предмета залога, и размера первоначального взноса клиента по целевым кредитам на покупку недвижимости и автомобилей. В результате, по оценкам самих банкиров, количество отказов в выдаче кредитов выросло не менее чем в три раза.

Теперь Центробанк понижением ставки рефинансирования подает сигнал коммерческим банкам: программы кредитования населения надо размораживать, а кредит опять делать доступным. Однако не все так просто. Конечно, банки, и в первую очередь государственные, не могут не учитывать позицию властей по вопросу кредитования: в конце концов, они получают от Центробанка столь необходимые им финансовые ресурсы. Однако сам процесс понижения кредитных ставок происходит не так уж быстро и далеко не в той регрессии, о которой мечтает правительство.

Дело в том, что в российских условиях ставка рефинансирования - слишком слабый инструмент для того, чтобы только с его помощью решать проблему удешевления кредитов. И главное, что мешает банкам понижать проценты по кредитам, - необходимость компенсировать риски, связанные с невозвратом кредитов.

Между тем, ситуация с плохими долгами в банковском секторе остается, мягко говоря, неважной. Проблема не столько решается, сколько путем всевозможных реструктуризаций переносится в будущее. Получается своего рода замкнутый круг: поскольку банки не получают назад в полном объеме свои кредиты с процентами, они ограничены в выдаче новых кредитов и вынуждены, дабы поддерживать оборот ликвидности, закладывать более высокие проценты в выдаваемых вновь займах.

В результате, о доступности кредитов для населения всерьез говорить не приходится. По открытым данным самих банков, даже в тех из них, где в октябре произошло снижение процента по потребительским кредитам (ВТБ24, "Траст", "Транскредитбанк"), ставка все равно остается на уровне 22-25 процентов годовых. Во многих коммерческих банках из числа "топовых" эффективная ставка потребительского кредита на сумму от 100 тысяч рублей и на срок в 2 года составляет 33-35%, а на три года - превышает 50-60%. Ясно, что мало кто из потенциальных клиентов позарится на кредиты под такие проценты.

Единственное, на что в этой связи стоит рассчитывать клиентам, это, как ни банально звучит, на рыночную конкуренцию. Если банки, хоть в силу своей экономической ситуации, хоть под воздействием регулятора, хоть в результате призывов правительства, начнут потихоньку снижать ставки, процесс может пойти естественным путем: заемщик "проголосует ногами" за те кредитные учреждения, где деньги ссужают под меньший процент, и другим банкам придется тоже понижать свои ставки.

Впрочем, ожидать скорого бума кредитования в нынешних условиях явно не приходится: о массовой доступности потребительских кредитов, не говоря уж об автокредитовании и ипотеке, остается только мечтать. Кредитная сфера для подавляющего большинства наших граждан еще долго останется полюсом недоступности.