В середине 90-х к людям, которые воспользовались первыми плодами "дикого капитализма" и за несколько лет стали сначала миллионерами, а потом и миллиардерами, прочно прилепилось звание "олигархов", по тем временам вполне справедливое
 
В середине 90-х к людям, которые воспользовались первыми плодами "дикого капитализма" и за несколько лет стали сначала миллионерами, а потом и миллиардерами, прочно прилепилось звание "олигархов", по тем временам вполне справедливое
Архив NEWSru.com

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

В середине 90-х к людям, которые воспользовались первыми плодами "дикого капитализма" и за несколько лет стали сначала миллионерами, а потом и миллиардерами, прочно прилепилось звание "олигархов", по тем временам вполне справедливое.

Достаточно вспомнить пресловутую "семибанкирщину" - неформальное соглащение семи богатейших на тот момент людей страны, которые зарыли на время "топор войны", отвлеклись от превращения социалистической собственности в частную и объединили усилия, направив их на переизбрание Бориса Ельцина на второй срок в 1996 году и не допустить возврата к власти коммунистов.

Считается, что первый президент России "расплатился" с банкирами "залоговыми аукционами", которые стали основой для нового для тогдашней страны явления - финансово-промышленных групп. Стоит, кстати говоря, напомнить, кто именно был тогда, в середине 90-х "олигархами".

Это Борис Березовский, владевший "ЛогоВАЗом", Владимир Гусинский - "Мост Груп", основатель МЕНАТЕП Михаил Ходорковский, Михаил Фридман - владелец "Альфа Групп", Владимир Смоленский из СБС-Агро и Виталий Малкин, владелец "Российского кредита", а также основатель "Онэксим-банка" Владимир Потанин.

Достаточно посмотреть на список, чтобы понять, что власть этих людей была недолгой. Из семи лишь двое - Михаил Фридман и Владимир Потанин - сумели сохранить свое состояние и влияние лоббистские возможности, причем в весьма усеченном, по сравнению со второй половиной 90-х виде. О влиянии на политический процесс даже и заикаться не стоит: процесс "равноудаления" и "дело ЮКОСа" надолго, если не навсегда отбил у российских миллиардеров высказывать свои политические взгляды, если, конечно они не совпадают с "генеральной линией" "Единой России".

В самом конце 90-х "олигархов" первой волны стали довольно жестко теснить "младоолигархи", наиболее яркими представителями которых можно считать Олега Дерипаску и Романа Абрамовича.

Однако за последнее десятилетие капитализм в России изменился до неузнаваемости, превратившись из "дикого" и "олигархического" в государственный. Крупнейшие банки страны - государственные, компании нефтегазового сектора - тоже. Разве что металлурги еще пользуются относительной свободой, не недаром же конструктор и основной владелец "Русала" Олег Дерипаска в одном интервью вскоре после ареста Михаилпа Ходорковского сказал, что готов в любой момент все вернуть государству.

Впрочем, Дерипаска и, особенно, Абрамович стараются без особой нуждыособенно не светиться в прессе, разве что лишний раз подтвердить свою лояльность, чтобы получить помощь от государства.

Казалось бы, подполковник КГБ сделал свое дело - навел в стране порядок, искоренил олигархию. Остались, правда отдельные, особо сложные случаи сращивания бизнеса и власти, вроде семейного тандема Юрия Лужкова и Елены Батуриной. Но и их медленно но верно теснят, и вздохнет Москва свободно, как остальная Россия.

Но далеко не все так просто. В четверг стало известно, что сын вице-премьера Сергея Иванова, тоже Сергей, был назначен зампредправления "Газпромбанка". Это дало повод посмотреть, где еще работают подросшие за годы реформ дети видных российских государственных деятелей.

Оказалось, что старший сын Сергея Иванова Александр работает директором департамента структурного и долгового финансирования "Внешэкономбанка", а сын главы Службы внешней разведки, бывшего премьер-министра Михаила Фрадкова Петр служит там же заместителем председателя правления.

Сын секретаря Совета безопасности Николая Патрушева Андрей работает советником председателя совета директоров "Роснефти" Игоря Сечина, а его брат Дмитрий трудится в должности старшего вице-президента в первом корпоративном блоке ВТБ.

Все они молоды - никому не исполнилось и сорока, неплохо (хотя и несколько однобоко, большинство - выпускники МГИМО) образованы и наверняка являются отличными специалистами, которые сделают честь любой частной компании. Но они почему-то не делают, предпочитают трудиться в государственных, из тех, что покрупнее. Видимо, как родители, считают, что за ними будущее. Да и родителям так удобнее - и дети при деле, и бизнес под присмотром.

"Дикий" капитализм в России сменился "государственным", а отношения между властью и бизнесом начинают держаться не столько на деньгах, сколько на родственных связях. Говорить в этих условиях о развитии конкуренции, свободе предпринимательства, инвестиционном климате, навязшей в зубах модернизации, наконец, несколько неуместно.