МАКСИМ БЛАНТ: Воруют
 
МАКСИМ БЛАНТ: Воруют
Коллаж NEWSru.com

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

Компания PricewaterhouseCoopers опубликовала весьма поучительное исследование, из которого следует, что 71% компаний, работающих в России, только за последний год хотя бы однажды пострадал от серьезных экономических преступлений. Абсолютный рекорд среди 55 стран, в которых проводился опрос, легший в основу доклада.

Причем, что характерно, на первое место по видам преступлений в нашей коррумпированной стране вышло вовсе не взяточничество, а "незаконное присвоение активов" - попросту воровство.

Исследование ценно несколько нетрадиционным взглядом. Если в стране сложилось устойчивое (и вполне справедливое) мнение о том, что чиновники - воры и взяточники, они обирают, а иногда и отбирают бизнес, превращая предпринимательство в России в дело почти невыносимое, непредсказуемое и слишком рискованное, то говорить о том, что и работники готовы при всяком удобном случае обобрать собственных работодателей, как-то не принято.

Показательно, что в прошлом году, по результатам которого исследование было подготовлено, произошел резкий скачок - с 59 до 71% пострадавших компаний и 86% считают, что совершение мошеннических действий происходит под давлением внешних обстоятельств. Дескать, кризис, зарплата упала, а жить как-то надо.

В России вообще специфическое отношение к собственности ― что частной, что государственной. Абсолютного морального запрета на присвоение "чужого" не существует. Главное не быть пойманным. Воровать не стыдно.

Помнится, еще в 90-х, когда я работал на срочном рынке, среди брокеров не считалось зазорным после сессии записывать удачные сделки на свой личный счет, а не слишком удачные ― на счета клиентов. Позже в банке, уже на фондовом рынке, ситуация повторилась - удачные покупки закрывались и записывались в актив трейдеру, а в случаях, когда рынок после покупок проседал, купленные пакеты сливались "стратегам" - клиентам банка.

И кивать на тяжелое наследие советского прошлого, когда все было "общее, а значит - ничьё", едва ли уместно. За последние два десятка лет уже подросло новое поколение, которое не сильно отличается.

Да и как оно может быть другим, если формируется в условиях, когда лозунг "грабь награбленное" едва ли не является основой государственной политики. Начиная с 2003 года общество приучают к мысли о том, что сам по себе институт собственности ничего не означает. Для того, чтобы вести предпринимательскую деятельность, мало соблюдать законы. Нужно еще демонстрировать политическую лояльность, иначе можно повторить путь Михаила Ходорковского или Михаила Гуцериева.

А иногда и этого недостаточно, в чем убеждает опыт Евгения Чичваркина или бывшего главы парфюмерного холдинга "Арбат Престиж" Владимира Некрасова.

Показательно, что ни в Послании Федеральному Собранию, ни в предварявшей его программной статье президент Медведев так и не нашел места для слов о необходимости укреплять и защищать институт собственности в России.

Между тем, это гораздо важнее, чем замена лампочек, сокращение количества часовых поясов или даже запуск космических кораблей к другим планетам, поскольку потери от воровства и коррупции гораздо выше, чем от сжигания попутного газа или низкой энергоэффективности экономики.

Понятно, что проблему эту быстро не решить. Недаром еще в XVIII веке Николай Михайлович Карамзин, путешествуя по Европе, на вопрос соотечественников о том, что происходит в России, ответил одним словом - воруют. Возможно, на воспитание уважения к собственности уйдет не одно поколение.

Но без решения проблемы воровства, которая, повторюсь, распространяется не только на чиновников или госслужащих, но на все общество, невозможно добиться того, чтобы страна стала более конкурентоспособной, какое бы современное оборудование ни стояло на российских предприятиях и сколько бы государство ни тратило на науку.