Заложники объемов
 
Заложники объемов
Архив NEWSru.com

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

Банк России в августе вновь начал наращивать объем инвестиций в американские казначейские облигации. У других Центробанков стран-лидеров по накопленным валютным резервам картина аналогичная, несмотря на всеобщую озабоченность диверсификацией. Причина проста: рынок казначейских облигаций США - единственный, где можно разместить средства, которыми оперируют Центробанки, без риска взвинтить цены.

Инвестиции российских резервов в американские казначейские облигации достигли максимальных значений в марте этого года. На конец первого квартала Банк России держал в американских госбумагах 138,4 млрд долларов. После этого - вплоть до августа - эта сумма сокращалась, составив на конец июля уже 118 млрд долларов.

Интересно, что оценка резервов российского ЦБ за тот же период выросла с 383,9 миллиарда до 402 миллиардов долларов. Просто Банк России активно работал над диверсификацией своих резервов за счет покупки других активов. В частности, за май-июнь резко - на 43% - выросла резервная позиция России в МВФ. Растет и оценка золотого запаса ЦБ, хотя этот рост в большей степени объясняется переоценкой золота из-за роста его стоимости на мировом рынке.

В конце сентября, говоря о диверсификации резервов ЦБ, первый зампред Банка России Алексей Улюкаев посетовал: "Реально валютные резервы России, к сожалению, не смогут быть существенно диверсифицированы. Мы включили швейцарский франк дополнительно, но емкость рынка не такова, чтобы проводить большой объем операций. В принципе возможно инвестирование резервов в канадский или австралийский доллар и другие валюты, но емкость рынка является ограничителем для практического использования политики валютного управления резервами".

В аналогичной ситуации и другие страны, накопившие огромные валютные резервы. Народный банк Китая увеличил с начала года вложения в казначейские облигации с 727 до 797 миллиардов долларов, Банк Японии - с 626 до 731 миллиарда.

Мировые Центробанки постепенно сокращают долю доллара в своих резервах, однако это лишь вызывает негативную реакцию со стороны тех стран, которые эмитируют валюты, избранные в качестве альтернативы доллару.

В частности, руководство Европейского Центробанка уже неоднократно заявляло, что политика "сильного доллара" должна быть продолжена властями США, а на прошлой неделе глава ЕЦБ прямо заявил, что евро с самого начала не планировалось делать мировой резервной валютой и в этом качестве рассматривать его не стоит.

Впрочем, не только позиция ЕЦБ является преградой на пути Центробанков, которые постепенно сокращают свои вложения в доллар. В Евросоюзе нет единого эмитента государственных облигаций, номинированных в евро, а рынки долговых бумаг Германии или Франции по масштабам несопоставимы с рынком американского госдолга.

Про перспективы превращения рубля в мировую резервную валюту с этой точки зрения даже говорить не совсем удобно. По состоянию на начало октября весь рублевый долг правительства составлял 1,76 триллиона рублей - менее 60 миллиардов долларов. И если бы, скажем, Китай собрался включить в состав своих резервов рубли, то, разместив всего 3% своих резервов в российских госбумагах, Народный банк Китая скупил бы попросту весь российский рынок федерального долга.

Получается, что страны, обладающие огромными золотовалютными резервами и продолжающие их накапливать, просто "приговорены" к тому, чтобы продолжать финансировать дефицит бюджета США, мирясь со всеми рисками, которые вытекают из роста американского госдолга - как абсолютного, так и в процентах к ВВП.

Единственная альтернатива - перестать наращивать резервы, отказаться от искусственного ослабления национальных валют за счет скупки Центробанками долларов. Это означало бы отказ от политики поддержки национальных производителей как на внутренних, так и на внешних рынках. Именно на этом настаивают американские власти, когда говорят о необходимости устранения дисбалансов во внешней торговле.