В теории все это справедливо. Более того, в истории существуют примеры того, как наращивание военных расходов приводило к выходу экономики из кризиса. Вопрос в том, как это будет работать в России
 
В теории все это справедливо. Более того, в истории существуют примеры того, как наращивание военных расходов приводило к выходу экономики из кризиса. Вопрос в том, как это будет работать в России
Архив NEWSru.com

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

В стране не утихают споры о том, что сможет позволить себе правительство после выборов, а чего не сможет. Выступая в понедельник на налоговой конференции, и.о. министра финансов Антон Силуанов поспешил успокоить собравшихся, заявив, что денег хватит и налоги повышаться не будут. Но глава "Сбербанка" Герман Греф, подобно своему бывшему коллеге по правительству Алексею Кудрину, не понимает, откуда возьмутся деньги на выполнение пенсионных обязательств, и потребовал от Силуанова ответа на это вопрос.

"Для экспертов и макроэкономистов этой фразы мало, потому что мы хотим понимать, как, не повышая налоги, государство ответит на те вызовы, которые перед ним стоят. И они будут стоять не в перспективе 10-летней, а в перспективе 2-3-летней продолжающегося сокращения коэффициента замещения соотношения средней пенсии и средней заработной платы. Если мы будем поддерживать этот коэффициент хотя бы на сегодняшнем уровне, это потребует существенного вливания средств во внебюджетные фонды. Откуда мы собираемся брать эти деньги? Если это не повышение налогов, то тогда надо дать ясный ответ, откуда эти деньги возьмутся", - цитирует Грефа "Интерфакс".

Откуда можно было бы взять деньги, не повышая налогов, понятно. Все предупреждения Кудрина касались как раз не отсутствия денег на выполнение пенсионных обязательств - эти расходы он, надо отдать ему должное, считает несокращаемыми в принципе. Денег же, по его мнению, нет на исполнение программы перевооружения армии стоимостью 20 триллионов рублей.

Однако нынешний президент и (возможно) будущий премьер Дмитрий Медведев, похоже, насмерть готов стоять, защищая эту программу. Причина тут не только в том, что он так уж горит желанием оснастить новейшими видами вооружений миллионную российскую армию, лишив пенсионеров последнего куска хлеба. На оборонный проект возложена гораздо более амбициозная миссия - стимулировать в стране рост экономики, причем за счет несырьевого сектора, а также превратить "оборонку" в "локомотив" инновационного развития экономики. В этом отношении 20-триллионная программа перевооружения как нельзя лучше отвечает той модели модернизации, на которую делает ставку Медведев и его экономические идеологи и которую они попытаются осуществить в России в ближайшие годы.

Большинство экспертов склонны согласиться с тем, что наращивание военных расходов способно стимулировать экономический рост, а масштабные заказы для оборонной промышленности могут стать мультипликатором, который приведет к росту в других отраслях. Логика простая: гарантированный государством оборонный заказ ведет к созданию новых рабочих мест, увеличивая в экономике платежеспособный спрос. Заказы оборонных предприятий поставщикам и смежникам запускают тот же процесс в других отраслях. Получив толчок, экономика, таким образом, начинает набирать обороты.

В теории все это справедливо. Более того, в истории существуют примеры того, как наращивание военных расходов приводило к выходу экономики из кризиса. Вопрос в том, как это будет работать в России.

Взять тезис о повышении потребительского спроса за счет создания рабочих мест в "оборонке". Эффективность повышения оборонного заказа тут более чем сомнительна. Даже если на минуту забыть, сколько будет разворовано, на зарплаты из выделенных триллионов пойдет весьма небольшая часть. Гораздо проще и эффективнее (и об этом писалось в разгар кризиса) поддержать потребительский спрос при помощи повышения пенсий, поскольку львиная доля выделенных на это денег не осядет на швейцарских счетах "генералов от ВПК" и просто генералов, а будет потрачена внутри экономики, причем в основном на товары отечественного производства.

Говоря же о создании новых рабочих мест, не следует забывать, что основным вызовом России на ближайшие десятилетия (в том числе и на время реализации программы перевооружения армии) является демографический кризис, который сопровождается вовсе не избытком, а наоборот, нехваткой рабочей силы. Получив гарантированный государством заказ, оборонные предприятия смогут гораздо эффективнее конкурировать с частным бизнесом за квалифицированных рабочих и инженеров. Таким образом, гражданское производство должно будет либо резко повышать зарплаты, теряя конкурентоспособность, либо "утекать" в страны, где рынок труда не столь напряженный. Уже это делает из ВПК не "локомотив" инновационного развития, а его могильщика.

Возвращаясь к аргументам сторонников стимулирования экономики за счет наращивания военных расходов, имеет смысл внимательней присмотреться еще к одному тезису - о мультипликационном эффекте и косвенной поддержке смежных отраслей. И тут спорить бессмысленно, будет поддержка. Вопрос лишь в том, какая. Действительно, чтобы производить больше танков, нужно больше брони и стали, самолетов - титана и алюминия. Соответственно, стране потребуется больше кокса и электричества, больше железной руды и мазута, больше горнорудного оборудования, нефтяных платформ и электростанций. ВПК, тяжелая промышленность и сырьевой сектор вполне могут "зациклиться" на удовлетворении взаимных потребностей, став мультиотраслевым сектором экономики, слабо связанным с остальной промышленностью.

Кульминацией этого процесса стал СССР 80-х годов, где "оборонка", тяжелое машиностроение и сырьевой сектор высасывали львиную долю трудовых и прочих ресурсов, не оставляя отраслям, направленным на удовлетворение потребительского спроса, никаких шансов.