То, о чем говорили экономисты едва ли не с первых дней арабского кризиса, стало явью: мировые цены на нефть прочно выросли до уровней свыше 100 долларов за баррель, нефтедоллары полились потоком в закрома российского бюджета, в распоряжении правительства
 
То, о чем говорили экономисты едва ли не с первых дней арабского кризиса, стало явью: мировые цены на нефть прочно выросли до уровней свыше 100 долларов за баррель, нефтедоллары полились потоком в закрома российского бюджета, в распоряжении правительства
premier.gov.ru

ДМИТРИЙ ДОКУЧАЕВ, редактор отдела экономики журнала "The New Times":

То, о чем говорили экономисты едва ли не с первых дней арабского кризиса, стало явью: мировые цены на нефть прочно выросли до уровней свыше 100 долларов за баррель, нефтедоллары полились потоком в закрома российского бюджета, в распоряжении правительства вновь, как и в докризисную пору, появились лишние деньги.

Соответственно, опять возник чуть подзабытый, но оттого не менее приятный вопрос о том, как их поделить. "Запахло деньгами", - весьма точно выразился по этому поводу на президиуме правительства премьер Путин.

Какими именно - уже подсчитали Минфин и Минэкономразвития: от 550 млрд до 1,2 трлн руб в 2011 году. Напомним, что действующий бюджет сверстан с дефицитом 3,6 процента ВВП (доходы 8,8 трлн рублей, расходы - 10,7 трлн рублей) при средней цене барреля нефти Urals 75 долларов.

Цифры дополнительных доходов получаются при новых сценариях: когда цена барреля составляет соответственно 81 и 93 доллара. В последнем случае дефицит бюджета сокращается до уровня менее 1 процента ВВП. А может и вовсе сойти на нет. Ничего фантастического тут нет: по расчетам Минфина, бюджет балансируется при цене нефти 105 долларов за баррель, а средняя цена с начала года составляет около 101 доллара.

И сегодня подавляющее большинство экспертов под впечатлением телекартинки, идущей из объятой пламенем Ливии, склонны предсказывать дальнейшее повышение цен на нефть. Даже известный своими консервативными подходами министр финансов Алексей Кудрин, еще в конце прошлого года полагавший, что цена нефти опустится в этом году до 60 долларов за баррель, сегодня допускает ее взлет до 150-200 долларов (правда, оговариваясь, что такой взлет будет краткосрочным).

Как бы то ни было, ситуация возвращается к докризисной парадигме: в бюджет начали притекать шальные нефтедоллары, не заработанные ничем, кроме снова повернувшейся к нам лицом мировой конъюнктуре. Судя по всему, тратить их тоже будут по-старому. Поскольку год выборный, власти сделают обязательные "подарки" пенсионерам и бюджетникам. На повышение пенсий, индексацию зарплат и предоставление бесплатного жилья ветеранам уже запланировано дополнительно выделить свыше 220 млрд. Еще одно "доброе дело" заготовлено для малого бизнеса - ему понизят страховые взносы с 34 до 26 процентов, что потребует свыше 80 млрд рублей.

Ну и, наконец, власти не на шутку озаботились ситуацией с иностранными инвестициями, которые, мягко говоря, не торопятся в Россию. Уже объявлено о том, что будет создан фонд прямых иностранных инвестиций объемом в 10 млрд долларов (в том числе за счет средств фонда национального благосостояния). Его цель - софинансировать проекты, которые планируют реализовывать на территории России иностранные компании.

Вроде бы все направления вложения средств - правильные и разумные. Но есть некоторые вещи, которые откровенно смущают. Прежде всего, совершенно очевидно, что использование нефтегазовых доходов разгонит инфляцию - так было всегда, и нет оснований считать, что что-то изменится сейчас. А она - инфляция - у нас и так высокая: как известно, сбить ее в кризис не удалось. Это означает, что всевозможные повышения пенсий и зарплат могут быть "съедены" еще до конца года.

Второе очевидное следствие - укрепление рубля. Что может иметь весьма печальные последствия для роста российского производства и для экономического роста страны вообще. Во всяком случае, большинство стран "Большой двадцатки" озабочено сегодня совсем другим: как бы ослабить свои валюты и повысить тем самым конкурентоспособность своих товаров. России же экономический рост сегодня нужен гораздо больше, чем переукрепленный рубль.

Ну и, наконец, последнее: дорогая нефть рождает неумеренные аппетиты у тех, кто хотел бы поучаствовать в дележе разбухшего бюджетного пирога. Не случайно Алекесй Кудрин пожаловался на то, что ведомства составили дополнительные заявки почти на 200 млрд рублей (именно на эту информацию и отреагировал своей фразой про "запахло деньгами" премьер). Уроки, которые преподнес правительственным чиновникам кризис, оказались на удивление быстро забыты. Мы еще не знаем, надолго ли подорожала нефть и не приведет ли развитие ситуации на арабском востоке к какому-то иному кризису, а уже вовсю делим не полученные прибыли.

Видимо, такое свойство имеют деньги: их запах перебивает любой другой - в том числе запах опасности даже от очевидных рисков.